Валерий Носенко о марафонах и футболе, об Австралии и Исландии, о Губерниеве и Купчинском

Сегодняшний «Разговор без микрофона» открывает цикл интервью с клинчанами, которые в силу различных обстоятельств вынуждены были покинуть родной город. При этом они не теряют связь с малой родиной, а на новом месте жительства добиваются успеха.

Первым таким нашим героем стал уникальный в своем роде спортсмен Валерий Носенко. Он знаком футбольным болельщикам по выступлениям за сборную нашего города на рубеже веков. Валерий был членом легендарной команды 2000 года, которая заняла рекордное для клинцовского футбола четвертое место на чемпионате области.
Но поводом для нашей встречи явился далеко не только и не столько футбол. В 35 лет Валерий Носенко начал серьезно заниматься лыжным спортом. За прошедшие годы он добился серьезных успехов не только на российской, но и на международной арене. Случай действительно уникальный. Успехам Валерия может позавидовать подавляющее большинство лыжников, которые начали заниматься этим видом спорта в гораздо более «нежном» возрасте. А еще наш герой преодолевает беговые марафоны. Валерий много путешествует, он поделился с нами впечатлениями о пребывании в таких далеких странах, как Австралия и Исландия. Также мы затронули и вопросы спортивной журналистики. Впрочем, спорт — это хобби Валерия Носенко. А его основной род деятельности — предпринимательство. Уже почти двадцать лет он работает на московском радиорынке в Митино, который в разное время дал работу очень многим клинчанам. Захожу в его павильон и вижу как всегда подтянутого Валерия и его друга и напарника по марафонским забегам, а также коллегу по работе Геннадия Чубка. Прямо как десять или пятнадцать лет назад. Ничего не меняется, ветераны спорта не стареют ни душой, ни телом… Наш разговор прошел за чашкой чая в разгар рабочего дня в кафе на территории радиорынка.
В дальнейшем мы постараемся еще не раз наведаться в столицу, чтобы сделать ряд интересных интервью с выходцами из Клинцов.

Футбол
— Валера, твой товарищ Геннадий Чубок в интервью нашему изданию назвал тебя ветераном клинцовского спорта. Но ты уже давно живешь в Москве. Ты сам ощущаешь себя ветераном клинцовского или московского спорта?
— Живу в Москве, но прописан по-прежнему в Клинцах. Я всегда ощущаю себя клинчанином. Работаю на два фронта, потому что ветеранский спорт есть везде. Хотелось бы, чтобы в Клинцах ветеранского спорта было больше.

— Благодаря энтузиастам, в частности, Евгению Носову, в Клинцах в последние годы стали проводиться ветеранские спартакиады.
— Это отличная идея. Должны быть виды спорта, доступные всем ветеранам. И должна быть градация по возрастам.

— Ты в какой категории сейчас?
— Мне 53 года. Я в группе от 50 до 54 лет.

— Расскажи о себе.
— Я родился в Клинцах, 1965 года выпуска (улыбается). Отец — физкультурник-спортсмен, отработал в училище №2.
Мать работала на швейной фабрике. Родители живут в Клинцах, поэтому я туда всегда возвращаюсь, когда есть свободные дни. Учился я в первой школе, серьезно начал заниматься спортом в десятом классе. Занимался легкой атлетикой у тренера Михаила Казачкова. После школы учился в БГПИ (ныне — БГУ.) В институте выполнил норматив кандидата в мастера спорта по легкой атлетике. Параллельно для души играл в футбол. Окончив институт, год отработал в Клинцах, а после рождения дочери был вынужден бежать от радиации в Прибалтику.

— В каком это было году?
— В 1989 году. Мы уехали в Латвию. Жили в 160 км от Риги, ранее там обосновался мой товарищ, прапорщик, который распределился туда. Там я работал два года в школе, в том числе ее директором. Потом в стране началась коммерция и спекуляция, и я вернулся в Клинцы.

— Ты жил в Латвии в годы, когда разваливался СССР. Какие там были настроения в то время?
— Да нормальные там были настроения. Никаких проблем у нас не было. Не замечал, чтобы к нам плохо относились. Скорее, наоборот. К примеру, отдыхали с детьми на Балтийском море. Заказали два сока — мне и ребенку. Официантка налила мне в стакан из автомата холодный сок, а для ребенка достала кувшин с теплым соком, чтобы не заболел. В магазинах к тебе продавец подходил, спрашивал, что желаете. Мы всегда говорили по-русски, это было в порядке вещей. Да и сейчас я был два раза в Литве, сначала с семьей, а потом на марафон ездил. Говорили по-русски, никаких проблем не испытывал.

— Получается, что все страшилки о ненависти прибалтов к русским — это вранье из телевизора?
— Это все политика…

— После возвращения в Клинцы ты занялся коммерцией?
— Да. И занимался ею в Клинцах до 2001 года, который я уже встретил в Москве.

— Как ты попал в ФК «Клинцы»?
— Это целая история. Во второй половине 90-х сборная города по футболу занимала места во второй десятке чемпионата области. Если называть вещи своими именами, то команда была «наливай да пей». Кто с кем пьет, тот тому и пас дает. Команда выезжала на игры, возвращалась с поражением и потихоньку разбегалась от стыда. Так было на самом деле. Я тогда не попадал в основу, выходил на замену. Если честно, то футболист из меня относительный — бей-беги (смеется). Потом я подружился с Сергеем Гутниковым, и меня пригласили играть в новую клинцовскую команду «Памир», которая играла в первенстве Клинцовского района. Ездили на игры по деревням и селам. Постепенно команда становилась все сильнее, в нее стали приглашать хороших футболистов. Начали выступать на чемпионате города по мини-футболу, даже стали обыгрывать сборную города.

— Да, играли вы с ними на равных, тогда это были две самые сильные команды в городе.
— Верно. Тогда возникла идея поднять городскую команду путем объединения сборной города и «Памира». Главная заслуга здесь Сергея Гутникова, но и я помогал ему активно. Подтянули финансы в лице предпринимателей. Нашли тренера — Владимира Луковского. Это был 2000 год. Толковый специалист, но команду до конца сезона он не довел.

— Там была какая-то мутная история…
— Было такое. Он пришел на тренировку в непотребном состоянии и начал всех оскорблять… Пришлось с ним расстаться. Но в тот год команда заняла историческое четвертое место на чемпионате области. Конечно, и благодаря Луковскому в том числе. Команда была боевая, и удача была на нашей стороне.

— Ты много играл в тот легендарный сезон?
— Играл до середины сезона, пока не получил травму в матче в Жуковке.

— Валера, некоторые болельщики ФК «Клинцы» до сих пор не могут тебе простить, что ты «развалил» легендарную команду 2000 года, которая тогда заняла рекордное четвертое место на чемпионате области. Вспомни, как все это происходило. Может быть, «покаешься»?
— Получается так… Я переехал в Москву, а потом следом за мной переехали Виктор Бавольский, Дмитрий Шиленок, Андрей Гаврилов, Сергей Савосто. Но тут надо вот что отметить. После сезона 2000 года мы обратились за помощью к администрации города и спортивному руководству. Мы сказали, что есть результат, и попросили поддержать команду. В ответ услышали: «Двигайтесь дальше сами».

— Все-таки ощущаешь свою вину за то, что перетянул лучших игроков в столицу?
— Я уехал в Москву из-за кризиса, грянувшего в стране. Нужно было отдавать долги. Кстати, в последний год перед отъездом меня пригласили тренироваться с мультичемпионом паралимпиад из Клинцов Валерием Купчинским. В Москве я с самого приезда и до сих пор работаю на радиорынке. Продаю радиотелефоны и радиостанции. Начинал с продавца, сейчас уже сам на себя работаю.

— Ты ведь играл за сборную нашего города по футболу уже и после переезда в Москву. Помнишь, как это было?
— Это было один раз. Играли в Красной Горе. Приехали тогда из Москвы целой компанией — Чубок, Гаврилов, Бавольский.

— Сейчас еще играешь в футбол?
— Уже не играю лет десять.

— Назови трех лучших игроков ФК «Клинцы» в новейшей истории.
— Игорь Василенко, Виктор Бавольский и ныне покойный Виктор Нахабин.

— Витю Нахабина очень любили болельщики.
— И играл он хорошо. Он и в Москву приезжал, все было на моих глазах. Разошелся с женой, не хотел уступать, мириться с ней, из-за водки сгорел на глазах.

— За какую команду болеешь?
— Во времена СССР болел за «Динамо» Тбилиси. Сейчас болею за московский «Спартак».

— Почему за грузинскую команду болел?
— Стал им симпатизировать за два года до того, как они выиграли в 1981 году Кубок кубков. А после этой победы стал болеть за них еще сильнее.

— Три любимых игрока.
— Назову как раз тбилисских динамовцев: Виталий Дараселия, Давид Кипиани, Рамаз Шенгелия.

— А из действующих?
— Криштиану Роналду, Леонель Месси — признанные звезды.

Лыжи
— В каком возрасте ты начал серьезно заниматься лыжным спортом?
— В 35 лет. Как раз тогда, когда стал тренироваться с Купчинским. Когда приехал в Москву, то увидел, что здесь есть ветеранский спорт.

— А как ты стал тренироваться с Купчинским?
— История такая. В летний период подготовки произошла очередная ссора между его тренером Николаем Киреечевым и тогдашним лидером Валерия Вячеславом Дубовым (лидер — видящий помощник незрячего лыжника, который не дает спортсмену сбиться с трассы — прим. авт.). Слава сказал, что до осени тренироваться не будет. А Валерий не мог тренироваться без лидера. Дядя Коля, как я его зову, потому что он приятель моего отца, попросил тренироваться с Купчинским меня. Я говорю ему: «Какой из меня лыжник, я же легкоатлет». Киреечев ответил: «Значит, будешь бегать и прыгать с ним, на роллеры тебя поставим». Но с Купчинским я только тренировался, на соревнованиях вместе с ним не выступал.

— Валерий Купчинский — легенда не только клицновского спорта, а всего российского паралимпийского спорта. Общаясь с ним, чувствовал масштаб этого спортсмена?
— Конечно, это замечательный человек и величайший спортсмен. Когда я начал с ним заниматься, то был поражен, насколько это серьезный и профессиональный спортсмен. У него феноменальная воля. Мы были вместе на сборах, жили в одной комнате. Он без всякого лоска, звездной болезни, действительно заслуженный человек с огромным трудолюбием и твердым характером. Расскажу одну любопытную историю, связанную с ним. Она произошла не так давно. Мы с ним поехали на машине в Гомель из Клинцов. В Новозыбкове он вспомнил, что забыл паспорт. А ведь на границе России и Белоруссии теперь требуют паспорт. Но нам было назначено к определенному времени, поэтому вернуться в Клинцы за документом уже не успевали. Решили ехать, вдруг получится проехать границу. Приезжаем, пограничники спрашивают паспорта. Я говорю, что у нас человек забыл его. Они нам отвечают: «Разворачивайтесь». Тогда говорю им, что это человека знает вся Брянская область. Они поинтересовались: «Кто такой?» Отвечаю: «Самый знаменитый в области человек, не считая губернатора, девятикратный паралимпийский чемпион по лыжным гонкам Валерий Купчинский». Пограничник предложил припарковаться. Потом подходит его коллега, я ему тоже объяснил ситуацию. Попросил подождать. Возвращается из помещения и говорит: «Давайте я на него посмотрю». Валерий выходит, а пограничник смотрит в телефон на фотографии Купчинского и понимает, что это он. Говорит: «Извините, проезжайте!» Нас пропустили. Сели в машину, спрашиваю у него: «Валера, хорошо быть знаменитым?» Он засмеялся. В этот же день мы возвращались. Была та же смена пограничников. Они нам поулыбались, спросили, удачно ли съездили. Мы их поблагодарили. После этого я пошутил, что Купчинскому можно эмигрировать без паспорта, никто ничего и не скажет.

— В каком году начал принимать участие во Всероссийских соревнованиях по лыжному спорту?
— Я начал с марафона. Первый марафон у меня был в 2003 году в подмосковной Дубне. Тогда финишировал в третьей сотне.

— Когда пришел первый успех?
— Успехи начались с 2007 года. Стал бронзовым призером серьезного марафона в Подмосковье. Он назывался «Гонка на выживание». Это марафон имени Александра Завьялова на 60 км. Сейчас этого марафона уже нет.

— Но классический марафон на лыжах — это 50 километров.
— Да, но бывают и более длинные дистанции. Я участвовал и в лыжной гонке на 100 км. Это было в прошлом году в Финляндии. Преодолел дистанцию быстрее, чем за пять часов.

— Как удалось отобраться на твой первый международный старт?
— Международные лыжные марафоны проводятся в системе Worldloppet. Любой желающий может заплатить деньги, подать заявку и поехать выступать. Никакой отбор проходить не надо. Есть еще соревнование — Кубок мира мастеров. Он проводится ежегодно и по возрастам с градацией в пять лет. Там уже есть сборная России, но отобраться в нее тоже не так уж сложно. Кубок мира мастеров — это был мой первый международный старт. Я выступал в США, но не попал в десятку сильнейших. Оказался во второй десятке.
В нашей группе было около 30 лыжников. Это был 2008 год.

— Давай поговорим о твоих достижениях в лыжных гонках.
— В 2010 году на этом же турнире в Швеции я смог завоевать две бронзовые медали на дистанциях 30 км и 45 км. Я больше выступаю ради удовольствия, а не для достижений. Хотя у нас в России народ заряжен на достижения. В российских марафонах в своей возрастной группе я практически всегда попадаю в призовую тройку.

— Какая победа стала самой эмоциональной?
— Главное — это преодоление марафонской дистанции.

— Но ты же мог приезжать в конце, а почти всегда финишируешь в тройке. Значит, все-таки не только ради участия катаешься.
— Ну да, некоторые люди пешком ходят на марафонах (смеется).

— Ты ведь соревнуешься и с бывшими профессионалами, есть ли среди них суперзвезды, чемпионы мира и Олимпийских игр?
— Кубок мира мастеров — это любительский турнир, но на него допускают и профессионалов, которые закончили свою карьеру не менее двух лет назад. В моей возрастной группе бывших суперзвезд не было. А в других группах они есть. Почти в каждом турнире участвует Иван Гаранин — призер Олимпиады и чемпионата мира в составе сборной СССР. Сейчас он выступает за Казахстан (Гаранину 73 года — прим. авт.). На марафонах в Норвегии всегда выступает легендарный Бьерн Дэли (норвежский лыжник, восьмикратный олимпийский чемпион и девятикратный чемпион мира, сейчас ему 51 год — прим. авт.). Не путайте его с биатлонистом Бьорндаленом. Бьерн Дэли всегда выигрывает в своей возрастной группе. На каждом старте раздает множество автографов. Но большинство профессионалов в любительском спорте выступать уже не хотят, поскольку за свою карьеру уже просто устают от соревнований. Особенно это касается российских лыжников. Европейцы активнее выступают после завершения карьеры. Еще один пример — знаменитый итальянский лыжник, олимпийский чемпион Маурилио Де Цольт.

— А из женщин?
— Легендарная итальянка Стефания Бельмондо.

— Какие планы в лыжном спорте на ближайшие годы?
— В Кубке мира мастеров участвовать пока не планирую. Немного разочаровался в этом турнире. Не все там так чисто. Сейчас выступают и на российских, и на зарубежных марафонах. У меня запланировано 19 марта участие в норвежском марафоне Биркебейнер. На мой взгляд, это самый интересный и сложный марафон из всех, в которых участвовал.

— Ты общаешься с кем-то из наших современных лыжников?
— Нет, из сборной ни с кем не общаюсь. Это занятые люди. Но вот лично знаком со Станиславом Волженцевым, входящим в сборную России по лыжным гонкам. Мы с ним вместе отдыхали.

— А с уроженцем Клинцов Алексеем Петуховым?
— Нет, его не знаю.

— За последние десять лет в нашей стране огромную популярность приобрел биатлон. Его смотрят даже домохозяйки. Нельзя отрицать, что большую роль в этом сыграл Дмитрий Губерниев. Считаешь его лучшим комментатором биатлона и лыжных гонок в нашей стране?
— У меня противоположное мнение по поводу Дмитрия Губерниева. Сейчас просочилась информация, что решение об отсутствии трансляций Кубка мира по лыжным гонкам на телеканале «Матч ТВ» в этом сезоне принималось с подачи Губерниева. А ведь на Кубке мира сейчас отлично выступают наши спортсмены во главе с брянским лыжником Александром Большуновым, который возглавляет общий зачет. В России есть более профессиональные комментаторы биатлона и лыжных гонок, чем Дмитрий. Считаю суперкомментатором Сергея Курдюкова, работающего на Евроспорте. Он комментирует и велоспорт. Также отличный комментатор биатлона — Андрей Кондрашов, с которым я лично знаком. Мы иногда с ним вместе участвуем в соревнованиях по лыжероллерам. Он выступает в моей возрастной группе.

— Чем тебе не нравится манера комментирования Губерниева?
— Он лепит все в кучу. Выделить что-то интересное сложно. Любит полоскать старое белье. Может, домохозяйкам это и интересно, а людям, которые разбираются в спорте, в частности, в биатлоне, это неинтересно слушать. Он всегда выделяет российскую команду, даже если она выступает неудачно. Четвертое место называет огромным успехом. Возьмите лыжные гонки, где мы регулярно занимаем первые места, вот это действительно успех. Мы лыжная держава, наши биатлонисты должны регулярно попадать в призеры.

— Андрей Кондрашов начинал работать на 7-ТВ, где отлично комментировал биатлон. Почему его карьера на общедоступном телевидении не сложилась?
— Могу спросить у него (смеется). У него есть речевые ошибки в комментарии, но он все время совершенствуется, их количество уменьшается.

— На мой взгляд, популярность биатлона вышла боком. В этот вид спорта в России пришли огромные деньги, которые не стимулировали биатлонистов, а дали обратный эффект. Ситуация схожа с российским футболом. Согласен?
— Согласен. Мы многого не знаем о том, что происходит внутри российского биатлона. Чехарда с тренерским штабом, руководителями, допинговые скандалы. Все это вызывает много вопросов.

Марафоны
— Ты ведь не только лыжник, но и легкоатлет. Расскажи о своих достижениях в марафонском беге.
— Беговой марафон экстремальнее лыжного. Он на пределе человеческих возможностей, если бежишь на результат. Если лыжных марафонов за сезон можно пробежать 10-12, то беговых — максимум, четыре. У меня осталась любовь к легкой атлетике. Беговой марафон — серьезное событие. В нашей стране год от года они набирают популярность, растет число участников. Самый знаковый — это Московский марафон. Далее идет марафон «Белые ночи» в Санкт-Петербурге. Еще сейчас популярен Казанский марафон. Это более значимые события, чем любой лыжный марафон в нашей стране. Забеги проходят в центре города, масштаб потрясает. В последнем Московском марафоне участвовали около 6 тысяч человек. А в Берлинском марафоне есть лимит — 40 тысяч человек. А заявок на участие даже больше.

— А ты принимал в нем участие?
— Нет. Я бегал за границей только в Прибалтике. В 2017 году — в Тарту, а в 2018-ом — в Вильнюсе.

— Как успехи?
— Здоровье уже не позволяет занимать высокие места в беговых марафонах.

— Сколько марафонов пробежал?
— Беговых — больше десятка а лыжных — 97.

— Есть призовые в марафонах?
— Нет, это любительский спорт. Когда занимал призовые места в лыжных марафонах, то получал подарки. Например, в Норвегии в рамках марафона Биркебейнер проводится чемпионат страны. Тоже идет градация по возрастам. Призеров награждают серебряными рюмками. Чтобы получить этот приз, надо вложиться в норматив — отстать от лидера своей группы не более чем на 15% от его результата. Я три раза участвовал, все три раза получал эти рюмки.

— Не так давно героем нашей рубрики был десятиборец из Клинцов Алексей Дроздов. Мы сошлись во мнении, что кризис в российской легкой атлетике, связанный с допинговыми скандалами, придется преодолевать еще довольно долго. Согласен?
— Да. Я пристально слежу за легкой атлетикой. Процентов 70 вины за скандалы с допингом лежит на чиновниках, а 30% — на тренерах и спортсменах. Виноваты все.

— Есть какие-то определенные цели в марафонском беге на ближайшее будущее?
— В 2019 году планирую пробежать, как минимум, три марафона.

Эмиграция
— Валера, расскажи о своей семье.
— Я женат, у меня двое детей от моей нынешней супруги. А всего у меня пять детей, со всеми поддерживаю хорошие отношения. Все мои последние успехи в спорте добыты благодаря надежному тылу. Без поддержки жены и детей вряд ли что-то получилось бы. 27 ноября старшая дочка родила мне внучку. Я впервые стал дедушкой.

— Помимо спорта, чем еще увлекаешься?
— Семья — это главное увлечение. На охоту и рыбалку времени уже не хватает.

— Тебе нравится современная Россия второго десятилетия 21 века?
— Хороший вопрос! У меня есть свое мнение, но не хочется обсуждать политику. Выезжая за рубеж, невольно сравниваю. Конечно, хочется, чтобы мы жили лучше, чтобы Россия была лучше.

— Ходил на выборы Президента России?
— Не ходил.

— В каких странах ты побывал, выступая на соревнованиях, и в качестве туриста?
— Именно спорт и дал возможность побывать во многих странах. Это так называемый спортивный туризм, когда ты едешь на соревнования и успеваешь еще познакомиться со страной. Более всего меня потрясли США и Австралия.

— В Штатах где побывал?
— Прилетали мы в Атланту, там ночевали и перелетали в Солт-Лейк-Сити. Оба города — столицы Олимпийских игр. Далее мы перебрались в столицу штата Айдахо — Бойсе. А оттуда в городок Москоу, где проходили наши соревнования. А потом у нас была экскурсионная программа. На три дня мы слетали в Сан-Франциско. Из зимы попали в лето на берег Тихого океана.

— А в Австралию тебя как занесло?
— Не поверишь, но тоже бежал лыжный марафон. Это было в 2014 году.

— Серьезно?
— Абсолютно. Там все перевернуто с ног на голову. Нашим летом у них зима. Марафон проводится в августе на самом юге — ближе к Южному полюсу и Антарктиде. Там есть горы, в которых проходят лыжные трассы. Марафон называется Kangaroo Hoppe, что в переводе означает Кенгуру-марафон. Потом мы с товарищем проехали по Австралии три тысячи километров на автомобиле с юга на север. На севере уже купались в океане.

— Кенгуру в дикой природе видели?
— Они там живут в национальных парках, практически домашние. А в дикой природе не видели. Но довелось увидеть жуткое зрелище — сбитый на дороге кенгуру. Он лежит, как человек. Там вдоль всех дорог ограждения, но они все равно умудряются их перепрыгивать и погибают под колесами. Не зря автомобильный кенгурятник получил свое название. В Австралии они стоят на всех машинах.

— Чем Австралия больше всего понравилась?
— Это вообще другой континент с эндемичными животными, которых нет больше нигде. А там они повсюду. Я видел и ехидну, и утконоса. Австралийцы берегут свою природу. Там потрясающие эвкалиптовые леса. Австралийцы — совершенно беззаботные, всегда на позитиве.

— Где еще побывал?
— В Исландии. Там лыжный марафон проводится в конце апреля. Тоже поразительная страна. Природа непревзойденная — гейзеры, лавовые горы, ледники, водопады, озера. У них же гейзеры отапливают дома. Отопление идет из-под земли. Делается отверстие, из которого тепло идет на обогрев дома, горячая вода поступает в ванну.

— Чудеса. Там же еще и самый высокий уровень жизни.
— Да. А еще там самый высокий на планете уровень продолжительности жизни мужчин. Исландия считается теплой северной страной. Это за счет того, что ее берега омывают теплые воды Гольфстрима. Средняя температура зимой — всего лишь минус четыре градуса. Сильных морозов нет. Но и жары летом нет.

— В Азии был?
— В Азии тоже проводят лыжные марафоны — в Японии и Китае, но я в них не участвовал. А так отдыхал в Гонконге, на Гоа в Индии, в ОАЭ.

— Европу всю объездил?
— Про Скандинавские страны мы уже говорили. Также участвовал в лыжных марафонах в Австрии, Чехии, Италии. Как турист побывал в Хорватии.

— Тебя когда-нибудь посещали мысли об эмиграции?
— Постоянно посещают (смеется). Но дети еще ходят в школу. Нужно поднимать их на ноги. Надо же ехать и работать, а не просто сидеть. А в возрасте за 50 лет сложнее устроиться на работу, чем в 30 лет. А так, конечно, хотелось бы пожить в другой стране. Но пусть это пока останется мечтой.

— А почему тебя посещают такие мысли?
— Может, не надо?

— У нас можно говорить все, что думаешь.
— Как говорится, «жизнь дается один раз, но прожить ее нужно там» (улыбается)… Конечно, когда выезжаешь туристом, то видишь другую страну с ее глянцевой стороны. В каждой стране есть много внутренних проблем, подводных камней и течений, которые турист не видит. Мне нравятся северные страны. Есть знакомые, которые живут и в России, и за границей. Многие знакомые живут в Финляндии, Швеции.

— А ты какую страну выбрал бы для постоянного места жительства?
— Выбрал бы что-нибудь проще. Наверное, Словению. Там есть и места, связанные с лыжным спортом.

Жора КОСТАКЕВИЧ

Фото: из архива Валерия Носенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *