Андрей Андриевский: «После мундиаля

в Клинцах начался футбольный бум»

В нынешнем веке только двум футболистам из Клинцов удалось поиграть на профессиональном уровне, если взять за скобки некоторых ребят, выступающих или выступавших за брянское «Динамо». Это Антон Романенко и наш сегодняшний герой Андрей Андриевский. Сейчас Андрею 27 лет, профессиональный спорт остался в прошлом, но воспоминания о нем еще свежи. На момент нашего разговора Андрей был игроком ФК «Клинцы», но пока я готовил этот материал, стало известно, что он перешел в ФК «Трубчевск». При этом Андриевский
тренирует детей в ДЮСШ имени В. Шкурного в Клинцах

 

Большой карьере
помешали травмы
— Андрей, понравился тебе завершившийся чемпионат мира по футболу? Кто из игроков удивил больше всего? За какие сборные болел?
— Болел за сборную Испании. Большего ожидал от выступления команд Испании и Германии. Главная неожиданность для меня – это результат сборной России. Если честно, то изначально думал, что нашей команде не под силу даже выйти из группы. Я, конечно, болел за нашу команду, но не надеялся даже на вход в плэй-офф.
— А в матче Россия — Испания за кого болел?
— За Россию, конечно.
— Была у тебя мечта сыграть когда-нибудь на чемпионате мира или понимал, что пробиться на такой уровень будет сложно?
— Мечта сыграть на мундиале была, я стремился к этому, да и возможности были, но подвели травмы.
— Расскажи подробно о своей карьере. Как попал в большой футбол, за какие команды играл?
— Я начинал тренироваться в Клинцах у своего отца (детский тренер Юрий Андриевский, — прим. авт.). Лет в 11-12 меня заметили в школе брянского «Динамо», стал ездить тренироваться с командой моего 1991 года рождения. Позже меня перевели в дубль «Динамо», где я тренировался и играл на турнире КФК. Вскоре меня пригласили на просмотр в школу московского «Спартака». Мне удалось там себя проявить, и меня взяли в «Спартак», где я учился полтора года.
— Насколько я знаю, ты проучился там до выпуска из школы?
— Да, все верно. К сожалению, попасть в дубль «Спартака» не получилось, но появились другие варианты с командами премьер-лиги (самарские «Крылья Советов» и ФК «Москва»). Посоветовались с агентом, и в 2009 году я перешел в «Москву», за дубль которой я отыграл год. Но поскольку в команде я был самый молодой, игрового времени предоставлялось мало. Поэтому, когда годовой контракт заканчивался, решили с агентом перейти в «Амкар». В этом клубе я провел пять лет, играл на турнире дублеров, а главным достижением стало второе место на чемпионате России 2010 года (в том историческом для дубля «Амкара» сезоне Андрей принимал самое непосредственное участие — сыграл 23 игры, забил один гол, а в следующем сезоне забил пять голов в 25 матчах, — прим. авт.).
— Отлично помню, как тогда о дубле «Амкара» много говорилось. Его второе место стало настоящей сенсацией, турнир дублеров в те времена был сильным. В составе ТОП-клубов играло немало футболистов основы, включая именитых легионеров. Что было дальше?
— В Перми создали команду «Октан», которая фактически входила в систему «Амкара». В 2012-ом я на год оказался в аренде в «Октане», который выступал во второй лиге. По истечении аренды меня вызвали в «Амкар». У меня как раз заканчивался контракт, со мной собирались его продлить, но взял паузу — советовался с отцом по поводу финансовых условий нового соглашения. А за неделю до окончания контракта в игре против «Оренбурга» получил тяжелую травму – разрыв крестообразной связки колена. Стало понятно, что никакого контракта не будет. Если бы успел подписать контракт, то клуб помог бы восстановиться, деньги бы платили, да и еще бы играл. По сути, это был ключевой момент, который сломал мою карьеру.
— Как восстанавливался после самой тяжелой в футболе травмы?
— Самому восстанавливаться тяжело, хотя и операцию в Германии делал. Может, что не так делал. В клубе это все происходит легче и быстрее, обычно 7-8 месяцев. А у меня процесс восстановления занял почти полтора года. И все равно колено побаливало. Тем не менее, я подписал на год контракт с брянским «Динамо». Но, откровенно говоря, первое время побаивался играть. Тренер сам спрашивал, могу ли я играть. Выходил на 10-15 минут в матче. Но пошли другие травмы – сначала растяжение задней поверхности бедра, а потом еще и руку сломал на тренировке — поскользнулся, был сильный дождь. Контракт уже закончился, лечился в Клинцах. В команде сказали: «Лечись, все нормально, потом приедешь». Но уже было начало сезона, сборы я не проходил, а когда восстановился, то контракт мне уже не предложили, поскольку на сборах не был, соответственно, не был готов к сезону. Поступило предложение от курского «Авангарда». Поехал на просмотр. Тренер был мной доволен, но на одной из тренировок снова заболело колено. МРТ показало, что поврежден мениск. После этого я вернулся домой и решил закончить карьеру.
— На какой позиции ты играл в профессиональном футболе?
— В «Амкаре» начинал в нападении, позже стал играть и в полузащите на правом краю. Тренер часто чередовал мои позиции на поле.
— А ты вообще за универсализм в футболе? На мой взгляд, это не всегда хорошо, и многим футболистам отсутствие основной (профильной) позиции мешает раскрыться. Сейчас таким универсалом можно назвать Романа Зобнина, который в «Спартаке» и сборной не играл разве что на месте голкипера.
— Я не вижу в этом ничего плохого. Наоборот, хорошо, если игрок может сыграть и в защите, и на передней линии. Я, к примеру, так не мог. Поставь меня в защиту — я бы потерялся.
— В каком клубе ты получал самую большую зарплату?
— В «Амкаре». В «Спартаке» зарплаты как таковой не было, была стипендия — около 2-3 тысяч рублей. В ФК «Москва» получал 1500 долларов, по тогдашнему курсу около 45 тысяч рублей. А в «Амкаре» в месяц выходило около 60-70 тысяч рублей. С премиальными на жизнь хватало. К тому же клуб снимал мне квартиру, питание тоже было бесплатное.
— Кто из ребят, с которыми ты выступал, смог сделать самую успешную карьеру?
— Все пять лет со мной в дубле «Амкара» играл Брайна Идову, который выступал за сборную Нигерии на чемпионате мира в России. Он сам из Санкт-Петербурга, наполовину русский. Владеет тремя языками. Еще Секретов и Тюкалов играли в премьер-лиге. Вратарь Михаил Опарин выступал за «Тосно» в прошлом сезоне, а сейчас будет играть за «Крылья Советов». Ну и, конечно, Артур Рябокобыленко, с которым мы вместе играли и в «Спартаке», и в «Амкаре», поддерживаем связь до сих пор. Сейчас он выступает в первой лиге.

Синтетика — зло, но…
— Ты почти все время играл бок о бок еще с одним воспитанником клинцовского футбола Антоном Романенко. В том числе и все годы в «Амкаре». Почему он тоже так рано завершил карьеру (Антон на два года младше Андрея, — прим. авт.)?
— Тоже из-за травм. У него были разрывы крестообразных связок, причем на обоих коленях. Каждый раз восстанавливался по году.
— А с чем ты связываешь такую распространенность этой травмы?
— Думаю, что это из-за искусственных полей, на которых мы тренировались на Урале. Из-за погоды там везде стелют синтетику. Основное поле нам не давали, тренировались обычно на плохом ковре. Из-за этого постоянно болели спина и колени.
— В Клинцах на стадионе «Труд» должны в этом году постелить искусственный газон. Как относишься к тому, что в городе будет два синтетических поля и ни одного естественного?
— Конечно, хотелось бы естественное поле, но за ним надо ухаживать. А кто у нас будет этим заниматься? Для детей ровное искусственное поле лучше, на нем проще отрабатывать упражнения на технику.
— Получается, что плохое поле с обычной травой хуже, чем искусственное хорошего качества?
— Безусловно. Но сразу подчеркну, что за синтетическим газоном тоже необходимо ухаживать, иначе он быстро придет в негодность, как это произошло с газоном на «Солнечном». Кстати, с открытием нового спорткомплекса с бассейном и реконструкцией стадиона «Труд» ДЮСШ имени В. Шкурного переедет на эти объекты. В старом здании на Стодоле, насколько я знаю, останутся лишь некоторые секции, в частности, акробатика, на которой работает моя мама. Секции футбола и легкой атлетики, а также администрация переедут в новый ФОК.

«Кроме футбола
я ничего не умею»
— Мы перешли к твоей нынешней работе. Вы с Антоном Романенко тренируете детей в ДЮСШ имени В. Шкурного. Как пришли к такому решению?
— А что скрывать? Кроме футбола я больше ничего не умею. Но я сам всегда хотел тренировать детей, мне нравится эта работа. Где-то друг друга дополняем с Антоном. По документам у нас у каждого разные группы молодых футболистов. Но по факту, как правило, тренируем вместе каждую группу.
— А образованием занимаешься?
— Да, я окончил Брянский филиал Санкт-Петербургского НГУ физической культуры, спорта и здоровья имени П.Ф. Лесгафта. Также езжу на тренерские семинары. Еще учимся, когда возим на просмотр наших ребят. В частности, мы возили парней в Москву, в школу ЦСКА. Попасть туда было непросто. Сначала мы прошли отбор в Тамбове. Всего на таких отборах ребят из моногородов прошли просмотр около 5 тысяч человек. А отобрали всего 16 талантов, в том числе и двоих наших воспитанников — вратаря Романа Быкова (2007 г.р.) и Дмитрия Кузьмицкого (2008 г.р.). А всего мы возили в Тамбов пять учеников.
— О коррупции в детском хоккее ходят легенды. Один известный на Брянщине хоккейный тренер рассказывал мне, что отвозил в соседний регион на просмотр в клуб Молодежной хоккейной лиги своего вратаря. Голкипер понравился тренеру, но руководство команды поставило ультиматум: чтобы он остался в клубе, нужно было заплатить 300 тысяч рублей. Есть ли такая проблема в футболе?
— К большому сожалению, она существует и в футболе. Но мне в этом смысле повезло. Когда ездил на просмотр в «Спартак», то прошел туда по спортивному принципу. Хотя мне тогда многие знакомые не верили, спрашивали, не давал ли я денег за поступление в лучшую в стране футбольную школу. Сколько я был в «Спартаке», о взятках не слышал, хотя не исключаю, что тихо что-то, может, и делалось. Там каждый день надо было доказывать свою состоятельность, много ребят приезжало на просмотр. «Спартак» — это такая команда, в школе которой если остановишься в развитии, то сразу домой поедешь.
— Неужели ты никогда не слышал о подобных коррупционных историях в детском и юношеском футболе?
— Конечно, слышал. Мне рассказывали, как ребят возили на просмотр в ведущие столичные футбольные школы, где просили для поступления и 500 тысяч рублей, и миллион.

Футбольный бум в Клинцах

— Пока шел чемпионат мира по футболу, в России обанкротились одиннадцать профессиональных футбольных клубов, в том числе и твой «Амкар». Как думаешь, не помешает ли эйфория от выхода сборной в 1/4 финала развитию игры в стране? Стадионы построены отличные, но может так случиться, что играть на них скоро будет некому.
— Начну с того, что испытал шок, узнав о банкротстве «Амкара». У пермяков всегда все было довольно стабильно, команда считалась крепким середняком премьер-лиги. А что касается развития футбола в стране, то, думаю, наоборот, сейчас будет больше перспектив для этого. Футболу начнут уделять больше внимания. Ажиотаж я уже наблюдаю и сам, во время чемпионата мира мне стали часто звонить родители и спрашивать, когда можно привести своего ребенка в секцию футбола.
— Движение пошло?
— Да, вот увидишь, в сентябре начнется бум, весь город поведет детей на футбол. Меня уже замучили звонками.

Чемпионат Клинцов по мини-футболу созрел для реформы

— Ты редко пропускаешь зимний чемпионат Клинцов по мини-футболу. В чем секрет такой его популярности? Почему на, казалось бы, рядовой турнир приезжает весь свет брянского футбола, брянское «Динамо» почти в полном составе? Игрок премьер-лиги Александр Пуцко приезжал, а в этом году даже подтянулась целая команда из Москвы, обыгравшая динамовцев из «Молодости».
— Как все начиналось? Мы с Антоном позвали ребят поиграть, Никита Бондаренко стал играть за «Динамо», позвал своих одноклубников, еще кто-то кого-то пригласил и пошло-поехало. Теперь у нас играет вся область. Я сам в шоке. Теперь уже и не понять, что это — городской турнир или неофициальный Кубок области по мини-футболу. Хотя, насколько я слышал, ближайшей зимой хотят разделить турнир на два. Сделать отдельно соревнование только для клинцовских команд, а затем провести открытый турнир с участием лучших команд из Клинцов и иногородних коллективов.
— Да, такую идею продвигают уже не первый год.
— Считаю, это было бы правильно. В Клинцах много любительских команд, думаю, им не особо интересно проигрывать с разницей в 10 мячей профессиональным командам. Все-таки ребята приходят поиграть в удовольствие. К примеру, 3-4 лучшие команды по итогам чемпионата Клинцов получали бы путевки на открытый турнир.
— Ты говорил, что не будешь в этом году играть в мини-футбол зимой.
— Да, не буду. После зала последние годы очень беспокоят колени. Их надо закачивать, а после трех-четырех тренировок в день с детьми сил уже и времени на это не остается. Легче самому потренироваться два раза в день, чем провести два занятия с малышами. Эмоционально устаешь сильнее, но мне, повторю, моя работа нравится.
— Есть ли шанс, что передумаешь и сыграешь зимой в мини-футбол?
— Эх, ты меня вынуждаешь… (после долгой паузы). Я уже не первый год зарекаюсь не играть, но все равно весь этот предъянварский ажиотаж не дает покоя, тянет на паркет. Все может быть…
— Назови тройку лучших игроков ФК «Клинцы» на твоей памяти.
— Вратарь Сергей Колесников, мне всегда нравилась его игра. Нападающий Александр Кожемякин.
— И?
— (задумался) Этих двоих выделю.
— А Игорь Василенко?
— Да, соглашусь, Игоря тоже назову.
Не повторяйте ошибки учителей
— Ты собираешься связать свою дальнейшую жизнь с тренерской профессией?
— Да, хочу вырастить классных футболистов. Хочется научить детей не повторять мои ошибки, чтобы они достигли больших успехов.
— О каких ошибках идет речь?
— Где-то слабину давал сам себе, порой не соблюдал режим и неправильно питался. Все это важно для достижения высоких целей.
— Ты собираешься работать в Клинцах?
— Пока да, но, возможно, в будущем перееду в Брянск. Моя девушка, надеюсь, будущая жена, хочет жить в Брянске.
— Вместе с Антоном Романенко переедете?
— Нет, Антон переезжать из Клинцов пока не собирается.

Жора КОСТАКЕВИЧ
фото: А. Андриевский в игре за «Амкар»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *