Жители Банного о птичьем кошмаре: Нет сил терпеть, будем жаловаться президенту

Теплым июньским деньком мы всей семьей пошли на дачу, расположенную в садовом обществе за поселком Банный. Дочка попросила покатать ее на велосипеде, благо живописных мест в окрестностях хватает. Прогулка завершилась темой для статьи. Выезжая из леса на открытое пространство, мы вдруг услышали страшный птичий гвалт (пением это не назовешь даже с большой натяжкой), хотя пернатых поблизости нигде не было. Я стал приглядываться и тут в памяти всплыли статьи и репортажи в местной и федеральной прессе о полчищах ворон и грачей на Банном (сюда даже приезжала съемочная бригада телеканала REN-TV). На дальнем конце поля увидел кладбище на окраине Банного и пазл в голове быстро сложился. Правда, тут же возник новый вопрос: а ведь я вроде как читал, что проблема ворон решена?
В этот же день я решил выяснить все у местных жителей, и, вооружившись фотоаппаратом и диктофоном, отправился на место. Два года прошло с тех пор, как доводилось быть здесь и слышать этот адский звук. Удивительно, но за это время ничего не изменилось. Постучался в первый попавшийся дом на переулке Песчаном, который примыкает к кладбищу, где обосновались птицы. И попал прямо в точку, как чувствовал. Хозяйка дома, Наталья Григорьевна, словно ждала приезда журналистов. Обычно наших людей довольно сложно разговорить, даже если у них есть какая-то проблема. Но в данном случае страдающая от нашествия ворон и грачей женщина выдала семиминутный монолог. Проблема потом была лишь одна, расслышать на диктофоне голос женщины, который ежесекундно заглушало чудовищное карканье. Но у Натальи Дмитриевны за шесть лет, видимо, выработался громкий голос, ведь каждый день приходится перекрикивать пернатых…
— Живу уже 50 лет на Банном. Жили и горя не знали, но вот уже шесть лет, как эти вороны не дают покоя. Особенно достается жителям переулка Песчаного, но страдают и люди, живущие на улицах Песчаной, Чернецкой, Артельной, Гражданской, Суворова, Весенней и других. День и ночь — кар и кар! Сколько мы уже написали заявлений: и Богомазу и местным властям, а получаем только вот такие отписки (Наталья Григорьевна держит в руках целую кипу бумажек,— прим. авт.) Остается только написать Путину. В этом году вороны прилетели в конце января, я уже 5 марта отнесла заявления в городскую администрацию, попросив принять меры. Но ответ я получила только 27 апреля. Было сказано, что птицы уже сели на гнезда, поэтому трогать их нельзя. Конечно, я согласна, мы не варвары, птенцов уничтожать не будем, но надо же было принять меры, когда птенцы вывелись. Сейчас птенцов уже нет, но к нам так никто и не приехал. Хотя бы убрали пустые гнезда, которые останутся на следующий год. Птицы прилетают, а гнезда уже готовые, даже не надо их вить. А прилетят еще больше птиц, ведь в каждом гнезде по 3-4 птенца. Сейчас их уже здесь не сотни, а тысячи, когда все вместе поднимаются, то неба не видно — черная туча. А по осени, когда опадает листва, на каждом дереве по 10-15 гнезд.
Наталья Дмитриевна посетовала, что приехал я не во время. Днем птиц не так много и орут они не так сильно, как рано утром и вечером. Мне и за полчаса стало не по себе, что ж тут происходит в птичий прайм-тайм? Уточнил у хозяйки и ее соседки, которая присоединилась к нашему разговору, как же им спится?
— А мы не засыпаем! Они нам делают отбой с 23.30, а в 2.30 уже снова начинают каркать. Вот если в этот короткий промежуток удается уснуть, то хорошо. И даже в это время они кричат, но не так сильно. Форточку открыть мы не можем, иначе крик в доме будет, как во дворе. Белье невозможно повесить на просушку, через несколько минут оно будет полностью обгажено. Наш день начинается так: поднимаемся, берем в руки швабру, тряпку и начинаем мыть ворота, стены и окна дома. В огороде сажать что-то тоже бесполезно, все съедается, вырывается с корнем или портится птицами. Вот сейчас они уже начинают клевать только недавно завязавшиеся яблоки. И никому мы не нужны, нашей власти местной мы не нужны. Куда нам уже обращаться, я не знаю.
Отдельная тема — это положение дел на кладбище. Ведь все гнезда расположены на деревьях, которые растут на территории погоста.
— Там невозможно находиться. Все могилы полностью загажены птичьим пометом. Некоторые люди закрывают памятники целлофановыми мешками. Когда приходят на кладбище, то берут с собой зонтик или накрываются клеенкой или плащом, потому что чистым выйти оттуда невозможно. И, конечно, берут ведро с водой, тряпку и начинают отмывать. До слез жалко смотреть на эти могилы. Неужели люди заслужили, чтобы лежать в этой грязи? Ведь здесь хоронят и сейчас, места находят, хотя кладбище уже обнесли оградой. И отмечу, что здесь захоронены не только местные, половину людей привозят из города,— рассказывает Наталья Григорьевна.
Так что же ответили в мэрии? В письме, которое 24 апреля подписал глава Клинцовской горадминистрации Александр Морозов, отмечается, что в 2017 году коммунальщики обрезали макушки деревьев, где находились гнезда грачей, также проводились мероприятия по отпугиванию птиц. При выезде в этом году сотрудники отделов ЖКХ и охраны окружающей среды посчитали, что количество гнезд по сравнению с 2017 годом сократилось. Далее говорится, что отпугивать и снимать гнезда в период кладки запрещено законом. Завершается письмо следующим текстом: «Так же по данному вопросу Вы можете обратиться в департамент природных ресурсов и экологии Брянской области для разъяснения» (пунктуация и орфография сохранены).
Наталья Григорьевна подтвердила, что в прошлом году действительно приезжали специалисты, которые залезали на деревья и снимали крюками гнезда. И дело это заняло не так много времени. Но что получается сейчас? Воз и ныне там. Даже если гнезд стало меньше, то это никак не сказалось на жизни жителей Банного. Проблему нужно решать каким-то другим, более радикальным методом. Возможно, даже, спиливать некоторые деревья. Мне вот особо запомнили два дерева, которые расположены всего в нескольких десятках метров от дома Натальи Григорьевны. На них особенно много гнезд и птиц. По словам хозяйки, при ветреной погоде они сильно раскачиваются и могут упасть на ее сарай и дом. В конце концов, даже здоровые деревья в наше время с легкостью признаются аварийными и уничтожаются, если кому мешают. В данном случае идет выбор между деревьями и спокойной жизнью сотен человек. Наталья Григорьевна считает, что осенью нужно убрать все гнезда и не давать птицам по весне гнездиться.
Когда я собрался уходить, хозяйка несколько раз поблагодарила, что хоть кому-то небезралично их положение. И со слезами на глазах рассказала, что из-за птиц она и ее соседка даже не могут позвать в гости внуков. Те говорят: «Бабушка, у тебя там невозможно находиться из-за постоянно карканья». А еще Наталья Григорьевна сетует, что когда выезжает в город, то в голове у не постоянно: «кар-кар-кар».

Ярослав Стодольский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *