Разговор без микрофона. 2 часть.

Сергей Евтеев: на новый футбольный газон стадиона «Труд» будут пускать всех желающих

Сегодня мы публикуем вторую часть интервью с экс-главой
администрации города Клинцы Сергеем Евтеевым.

Две крайности журналистики

— Как вы относитесь к газете «Ваше личное дело», которая поднимает реальные проблемы в городе? Если сравнивать Клинцы с другими городами Брянщины, то за последние годы, как минимум в плане благоустройства, наш город ушел далеко вперед. Не кажется ли вам, что наличие в Клинцах независимой прессы стало одним из факторов этого успеха. Ведь не секрет, что «районки» исключительно хвалят власть. Да и вообще у нас по большей части пресса делится на откровенно хвалебную и критиканскую. А золотой середины не так уж много.
— Да, вы сейчас очень правильно сказали, у нас в прессе две крайности. Одна пишет только хорошее, а другая — сплошной негатив. Да, вопросы поднимать надо. И, кстати, я, когда работал, периодически пролистывал газету «Ваше личное Дело» и просил помощников это делать, чтоб понять, например, где не убрано в городе, где еще какая реальная проблема. Но, на мой взгляд, порой поднимались проблемы, высосанные из пальца. И освещались они не только негативно, но и неправильно. Ведь у любой медали две стороны. Я считаю, что газета «Ваше личное Дело» не всегда подходит к проблеме объективно, чаще с негативной стороны. И даже если в городе что-то сделано хорошее, то могут найти какую-то подковырку. В тоже время, могу отметить, что я всегда взаимодействовал с газетой, ко мне приходила с проблемными вопросами и главный редактор Елена Буйневич. Я никогда не заставлял ждать корреспондентов, я всегда был готовить на любые вопросы напрямую. Вполне возможно, что руководители служб не всегда дают журналистам газеты полную и объективную информацию, но это во многом происходит из-за того, что газета пишет по большей части негатив.

— Но может быть от вас всегда шли ответы, но от других руководителей добиться ответа порой очень сложно. И даже когда корреспондент настроен написать что-то хорошее, а ему откровенно хамят или просто игнорируют, то тут уж следует ответная реакция.
— У того же Егора Быкова был мой телефон. Я не всегда мог ответить, но всегда старался перезвонить. Но проблему взаимодействия власти и газеты в нашем городе тяжело решить, поскольку сотрудники администрации всегда ждут, что ВлД напишет негатив.

— Не соглашусь, газета пишет не только негатив, но и позитивные новости.
— Да, но они, как правило, не связаны с работой администрации и муниципальных предприятий. Вот, к примеру, проходили у нас Дни Москвы. А привезти их к нам удалось только благодаря влиянию губернатора и директору Департамента национальной политики и межрегиональных связей города Москвы Сучкова Виталия Ивановича, уроженца Клинцовского района. А сама подготовка легла на наши плечи. А в газете было написано, что было такое-то мероприятие, приезжали те-то артисты. Плохого ничего не было, но и хорошего об администрации ничего не сказано.

— А вы считаете, что должно быть? Разве горадминистрация не для того и существует, чтоб решать такие вопросы?
— Да, все верно. Но если всегда животное гладить против шерсти, то сами понимаете, что будет. Нужно гладить и по шерсти.

— Завершаю тему журналистики, поставлю вопрос ребром. Как вы считаете, если бы газеты «Ваше личное Дело» в Клинцах не было, городу от этого было бы лучше или хуже?
— Для обозначения и решения проблем, думаю, было бы хуже для города. Но добавлю, что когда я еще проходил обучение, то Герман Греф нам говорил, что при принятии решений нужно выслушать обе стороны. В 90 и более процентах случаев мы слушаем только ту сторону, которая высказалась первой, абсолютно игнорируя другую сторону. Кстати, тогда на семинаре собрались руководители 319 моногородов. И Герман Греф сказал нам: «Как я вас понимаю и как я вам сейчас не завидую». Он откровенно отметил, что сейчас работать мэром очень сложно. Также рассказал, что его рабочий день в правительстве растягивался на 15-16 часов. И так семь дней в неделю. Он прямо сказал, что в таком напряженном графике некоторые решения приходилось принимать в неадекватном состоянии. У меня рабочий день был с 8.30 и до 8-9 вечера. А если еще была поездка в Брянск, то и позже. И у меня тоже были похожие ситуации, когда в конце дня, разговаривая с руководителем отдела, я уже понимал, что просто не могу воспринимать информацию.

Поспорим о спорте…

— Поговорим о спорте. Знаю, что вы активно им занимаетесь. Какой вид спорта любимый?
— У меня было счастливое детство, я занимался футболом и хоккеем. Мы постоянно с пацанами таскали ведра воды, заливали и чистили корт. На стадионе заливали корт и легкоатлетический круг. Но мне удавалось совмещать спорт и с отличной учебой. Я закончил с отличием восемь классов, а потом медицинское училище с красным дипломом. Помню забавный случай. Нам надо было отпроситься на хоккейный турнир с физики, которую вел Зиновий Ильич Ланцман. Мы подбежали командой, а он не поверил, думал, что я ботаник. Говорит: «Евтеев, а ты куда? Ты что, тоже играешь?» А ребята говорят, что он наш капитан. У учителя аж глаза округлились (смеется). А сейчас для меня спорт №1 — это волейбол, которым я начал заниматься в училище. До недавнего времени я еще играл за городскую команду, а сейчас выступаю за ветеранов. Будучи главой администрации, я тоже находил время на тренировки, помимо волейбола, занимался теннисом и в тренажерном зале. Умственный труд всегда надо чередовать с физическим. Но из-за травм спины, которые я получил в 2003 и 2009 году, с футболом сейчас практически завязал. Также пят лет назад у меня был разрыв мениска. Позвонил проконсультироваться своему другу еще по Артеку, который сейчас живет в Иваново. А он меня ошарашил. Сказал, что завидует мне. Я был в шоке, а он пояснил: «Тебе уже 40 лет, а ты все еще спортивные травмы получаешь». Оперировался в итоге в Москве. Там хирург дал совет: физкультура — лечит, спорт — калечит. Но я к его совету не прислушался, а уже через полгода снова стал играть.

— А как вы пришли к большому теннису?
— Случайно. После травмы 2009 года мне порекомендовали лечение в городе Саки. Я приехал с другом, купили бадминтонные ракетки, а там рядом был теннисный корт, на котором познакомился с Максимом — тренером. Он меня и подсадил на этот замечательный вид спорта. До сих пор с ним переписываемся. Я и всю семью приобщил к теннису. У меня сразу стала получаться подача. Помогает рост — 190 см.

— По моей информации, осенью 2016 года на встрече с представителями ФК Клинцы вы заявили, что в городе нет футбольной и баскетбольной команд, и что по закону город имеет право выделять деньги только на развитие детского спорта, а из футболистов, баскетболистов и хоккеистов уже не получится ни Месси, ни Фридзонов, ни Фетисовых? Было такое?
— Да, было. Деньги, которые получает город, мы тратим на детский спорт. Давайте смотреть правде глаза — для нас, взрослых, спорт — это хобби. С меня Тетюхина уже не получится. А наша детская команда по хоккею недавно заняла второе место на турнире в Белоруссии. Вот куда, как я считаю, надо в первую очередь вкладывать деньги, которых и так немного.

— Не соглашусь. Вернемся к теме дух сторон одной медали. Футбол, как ни крути, спорт №1. Почему тогда в соседнем Новозыбкове на местную команду, которая прозябает во втором дивизионе, власти города выделяют в год порядка 800 тысяч рублей? А наши футболисты просили гораздо меньшую сумму — 200-300 тысяч рублей.
— Два года подряд мы оплачивали футбольной команде взнос для участия в чемпионате области.

— Но потом перестали… И что делать, бросить вообще команду? Конечно, хорошо, когда есть спонсор. Но в Клинцах, увы, уже десятилетия не находится предприятия, которое бы взяло шефство над командой, как, скажем, в соседнем Сураже.
— В волейбольной команде я сам во многом выступаю спонсором. Знаю, что похожая ситуация и в баскетбольном клубе «Клинцы», там есть спонсоры. Видов спорта много, а все поддержать невозможно.

— Да, но футбол ведь самый популярный вид спорта. Может городские власти могут помочь хотя бы с поиском спонсора.
— Ну, может, но теперь уже этот вопрос надо задать новому руководству города (смеется). Скажу прямо, были такие разговоры с руководителями крупных предприятий, но они были готовы оказать только разовую, а не постоянную помощь ФК «Клинцы». Это в советское время школы и команды были закреплены за предприятиями.

— Вернемся к тому разговору с футболистами. Вам тогда возразили, что и детский спорт платный, что дети, занимающиеся в ФОКе, на все соревнования ездят со своими бутербродами, а иногда даже и на транспорт скидываются. Вы ответили, что ваши дети тоже там занимаются, и вы тоже сбрасываетесь. Считаете эту ситуацию нормальной?
— Такая ситуация ненормальная, но такие случаи — немногочисленны. Если соревнования проходят за пределами области, то деньги на них выделяет областной бюджет. Но часто на такие дальние поездки денег у области не хватает, тогда это перекладывается на наши плечи. А у города этих денег, допустим, нет. Тогда приходится скидываться родителям.

— Но такая же проблема и в образовании, в детских садах и школах практически узаконены поборы за все, что можно, меж тем никто пока не отменил конституционное право россиян на бесплатное образование, которое четко исполнялось в 90-е годы, но полностью игнорируется последние лет 10-15. Что думаете по этому поводу?
— Не согласен. Около половины бюджета города у нас идет на обеспечение детских садов и школ. Все, что школьник должен получать, у него есть. При каждой школе есть родительский комитет, который предлагает скинуться на приобретение чего либо необходимого для более интересного досуга детей.

— Да ну? Неужели это инициатива исключительно родителей? А как же постоянные нарушения, которые выявляет прокуратура? Ведь поборы во многих школах Брянской области ухитряются записывать прямо в устав. Да и в Клинцах был нашумевший случай с приобретением автобуса для педколледжа силами родителей под угрозой отчисления учащихся.
— Если такие случаи и есть, то они единичны. Я сам хожу иногда на родительские собрания. Родители сами садятся, обсуждают, на что сброситься. А директор школы с такими просьбами не обращался.

— Два года назад вы сказали мне, что не видите смысла в реконструкции стадиона «Труд». Что изменилось с тех пор, и какая судьба ждет один из самых красивых в прошлом стадионов области?
— Я имел ввиду, что мы не освоим его реконструкцию своими силами. В 2016 году нам предложили зайти в федеральную программу, в рамках которой мы получали бы современный искусственный футбольный газон стоимостью около 11 млн рублей. Я тогда выезжал в Клетню, смотрел какое поле постелили там по этой программе. Потом я согласовывал решение с главой города. И мы вошли в программу. По условиям укладка газона ложилась на плечи города. В прошлом году было заложено 6 или 7 миллионов рублей. А общая смета — около 10 миллионов рублей, недостающую часть денег тоже дополнительно утвердили на сессии горсовета. Деньги уже поступили в ДЮСШ им. Шкурного, поскольку стадион «Труд» относится к ней. Я слышал, руководство школы готовится к проведению аукциона. Все работы должны завершиться до конца этого года. По проекту должен быть не только новый газон, но и новые футбольные ворота и стойки освещения. Следующим этапом предполагалась замена легкоатлетических дорожек и восстановление ямы для прыжков в длину. Также есть обязательство со стороны военных поддерживать «Труд» в хорошем состоянии. Планируется покрасить ограждения, привести в порядок трибуны. Кстати, основная трибуна находится не в аварийном состоянии. Я считаю, что ее надо просто реконструировать. И главное, новый футбольный газон не будет закрыт для посещения, туда будут пускать всех желающих.

— Спасибо за интервью!

Жора Костакевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *