Горькие слезы войны

Когда началась война, Анне Петровне Куриловой (в девичестве Чулановой) было семнадцать лет. Только зацвели мечты юности, а тут такое…

Большинство жителей Мартьяновки и находящейся в полутора километрах от нее Корневки (этот поселок ныне присоединен к селу) в самые первые дни войны еще не понимали всю суть случившегося. Осознание большой беды пришло, когда мужчин стали забирать на фронт. В их числе и отца девушки, Петра Михайловича Чуланова. А в августе в Клинцовском районе объявились захватчики.
— Немцы в Корневке находились недолго, — вспоминает Анна Петровна. — До их прихода те, у кого были коровы и лошади, спрятались вместе с ними на болоте.Арестовали и расстреляли нескольких жителей из нашей Корневки и Мартьяновки. Было страшно…
Фашисты в 41-м наступали и поэтому не задерживались в уже оккупированных селах и деревнях, стремились дальше. Их место занимали полицаи, набранные из местных, и отряды итальянцев. Один такой обосновался в здании ныне действующей школы в Мартьяновке. Особенно чужаки не зверствовали, больше развлекались и разживались у деревенских бесплатным провиантом. Однако пребывание итальянцев запомнилось нехорошо. Во время одного из их неосторожных гуляний в селе случился пожар, восемь домов было уничтожено пламенем.
Анна Петровна со слезами вспоминает о тяжких 40-х. На руках матери оставалось трое детей. Анна была старшей из них, наравне со взрослыми работала в колхозе на корчевании деревьев. Правда, семье повезло, она сильно не голодала благодаря тете Агриппине, которая жила вместе с ними. Та была рукодельницей, вышивала рушники и обменивала их на продукты.
— Самое страшное было в 43-м году, — рассказывает ветеран войны и труда. — Наши гнали фашистов и те лютовали, отступая. Никогда не забуду, как пришлось прятаться в окопах и бегать под снарядами… У нас была лошадь, немцы хотели забрать ее, но та была строптивой и в руки чужим не давалась. Как-то нас пощадили и оставили коня. А колхозных лошадей угнали и убили, чтобы те не достались красноармейцам. Когда пришли наши, все радовались, конечно, угощали освободителей…
Кстати, среди воинов, освобождавших Корневку и Мартьяновку, был уроженец последней Дмитрий Леонтьевич Шитов, командир разведроты. Он задержался в селе на три дня, чтобы помочь своей семье. И первым делом застеклил в доме окна, которые были выбиты осколками от снарядов. Герой затем отправился догонять свою часть и больше его на малой родине никто не увидел. Вместо него домой пришла похоронка. Дмитрий Леонтьевич погиб на территории Польши в январе 1945 года.
— Вскоре меня и еще двух девушек вызвал председатель колхоза, — продолжает Анна Петровна. – Он сказал, что так как у нас есть лошади, то нам поручается ответственное задание: перевозить раненых из Гомеля, где тогда шли бои, в Стародубский госпиталь… Во время исполнения этого задания увидела настоящую смерть. Помню, как-то доставляли очередную группу раненых солдат из-под Сожи. Двое из них очень мучились и умерли в дороге. Сопровождающий нас красноармеец хотел просто положить их под дерево, но мы воспротивились. Это ведь не по-человечески. Говорим: «Да мы руками будем раскапывать землю, надо ведь похоронить ребят». Так и сделали…
Когда наступила долгожданная победа, домой стали возвращаться уцелевшие воины. Вернулся и отец нашей героини, без глаза и с перебитой ногой. Стала налаживаться мирная жизнь, которая также давалась тяжело. Анна Петровна вышла замуж за ветерана войны, своего земляка. Родила двух дочерей. До 84-го года трудилась в колхозе, неоднократно становилась победительницей соцсоревнований. Но в итоге заслужила пенсию в 14 тысяч рублей, видимо, в знак большой благодарности от государства. А еще у нее остались горькие воспоминания о войне…

Оксана Грек

На фото: Анна Петровна Курилова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *