Среда | 18 Октябрь 2017

Грозовая туча судьбы

21 Авг 2013 | Рубрика: Страницы истории

Тетради с записями воспоминаний Елены Георгиевны Тимошенко (в замужестве Чекрыгиной) — удивительное свидетельство бытия в оккупированных Клинцах. Проживающая в Москве ее дочь Галина Сергеевна долгие годы сохраняла их в собственном архиве, но к юбилею освобождения города решила передать нам для публикации.

Если б не было войны

Елены Георгиевны уже давно нет в живых, умерла она в 1992 году в Москве (прожила 74 года). На первых страницах она описывает обычную для клинцовских девочек жизнь, семейный уклад, учебу в текстильном техникуме: «В техникуме я получила хорошую военную и физкультурную подготовку. Я неплохо знала винтовку боевую и пулемет. Увлекалась военным делом, а в физкультуре — в основном волейболом и стрельбой. По военному делу нас было всего три девушки, которые сдали на значок ВС третьей ступени в осоавиахимовских лагерях. С 1936 года я член ВЛКСМ». Она также вспоминает «проводившиеся торжественные вечера в техникуме, где каждый раз … вдвоем с подружкой стояли под знаменами с винтовками, как с этими же винтовками … шли в головной колонне на демонстрации».

В начале воспоминаний представлен короткий путь восхождения к взрослой жизни, который оборвала война: «По окончании техникума я работала на подольской фабрике «Пролетарий». По возможности выполняла поручения агитатора в цеху, редактора стенгазеты, диктора радиоузла. В 1940 году по направлению Наркомата еду в город Белосток с затаенной мыслью — быть ближе всех к военной обстановке. Здесь, на ответственном участке — заведующая ОТК комбината, руководитель кружка по обороне. Как интересно получилось. В субботу 21 июня 1941 года объясняла на кружке действия бомб и их химические свойства, а 22 числа уже покидала город, ни на минуту не сомневаясь, что все происходящее — ненадолго. Дни кошмара отступления нам пришлось пережить с подругами, командированными в Белосток. Здесь скрепилась наша дружба, которая так пригодилась в дни подпольной работы на родине».

Дорога в Клинцы растянулась на два месяца, пришлось жить в землянке под Минском, наблюдая катастрофически быстрое отступление наших солдат: «Покидая деревню, военные отвечали: «Немца не допустим, вот сгруппируемся и выбьем окончательно». Утром следующего дня немцы уже принялись наводить в деревне свои порядки. Спустя месяц я присоединилась к двум семьям, ехавшим на лошади в Орловскую область, и решила вместе с ними добраться в Клинцы».
«Я считала, что все же небольшими действиями, всеми своими мыслями нахожусь со своим народом, готовила себя к большим делам», — эта фраза отражает настроение первых дней оккупации (люди не верили, что Гитлеру удастся осуществить блицкриг).

«Раньше я не верила ни в какую судьбу, смеялась над данным словом, а теперь произношу очень твердо: «У меня такая судьба», — пишет автор воспоминаний. Вряд ли, что кто-либо из читающих эти строки представляет, какие тяготы пришлось пережить людям в годы войны.

Страницы: 1 2

Комментарии закрыты.