Среда | 23 Август 2017

Центробежная сила повседневности

24 Июл 2013 | Рубрика: Страницы истории

 К. Никуткин после института, 1965 г

Трудно представить, чтобы какой-либо из ныне уководящих промышленностью города директоров написал мемуары, которые было бы интересно читать. Константин Иванович Никуткин, проживавший в Клинцах с 1959 по 1987-й год, это сделал, и справился с задачей хорошо. В его книге «Жизнь моя, судьба моя…», изданной в 2012 году в Брянске, предстает галерея образов, описывающих Клинцы 60-70-80-х годов.

О людях и от людей

Имя Никуткина памятно многим клинчанам. Через общение с ним как с руководителем Клинцовского райпотребсоюза прошли многие ныне действующие общественные деятели Клинцов, такие как В. Чигиринов, Е. Повесмо, В. Жмурин и С. Ковалев. Наверно, каждый хоть немного знакомый с ним человек может подтвердить, что Никуткин, если так можно выразиться, был «администратор от Бога», к своей управленческой деятельности относился трепетно, и она не одному поколению клинчан послужила добрым примером.

«Интересная и полнокровная повседневность вращала меня, раскручивая своей центробежной силой, и я сливался с нею, отдавая ей себя самого», — почти поэтическим слогом в предисловии пишет автор. В год издания книги отметивший свое 76-летие К. Никуткин жил и продолжает жить людьми: «Окружали меня друзья, товарищи, коллеги, благодаря которым я обрел свою точку опоры». В первую очередь эта книга о людях, которых встретил автор на своем жизненном пути, а потом уже о нем самом.

Каждую главу своих мемуаров К. Никуткин открывает стихотворным эпиграфом, особенно трогательно звучит кусочек народной песни, поставленный перед рассказом о его отце: «Ой нету роду и родинушки, нету родного батюшки. Пошлю соловейку во сыру земельку по родимого батюшку». В этой главе он рассказывает обо всех своих предках и своей малой родине — селе Сетолово Почепского района.

Никуткин происходит из рода крепких русских крестьян, того самого базисного генофонда, который не смогли погубить никакие катаклизмы. Дед автора Михей, поживший 80 лет, отличался неимоверной скромностью, дядя Игнат — добродетелями щедрости и заботы, а отец Иван — вниманием и трудолюбием. Отец — многолетний председатель местного колхоза приучал сына к жизненной сноровке, учил искусству продавать. Один из послевоенных эпизодов книги достоин того, чтобы быть приведенным полностью: «Вспоминаю, как однажды на грузовой машине с прицепом мы с соседями привезли в Москву свежие яблоки, выращенные в нашем саду. Они имели хороший товарный вид, поскольку были съемными и с прилежанием упакованы в яблочные ящики.

Выгрузив товар и узнав цены на Рижском рынке, отец сказал мне:
— Следует продавать яблоки на десять процентов дешевле существующей на базаре цены. Это, разумеется, немедленно заметили московские покупатели. Мгновенно образовалась очередь, которая просила не отпускать в одни руки более десяти килограммов.
В очереди как-то оказались двое молодых солдат. Отец попросил покупателей разрешения отпустить их в исключительном порядке, шепнув мне:
— У служивых денег не бери. Твой брат тоже в армии, может быть, его кто-то угостит фруктами.

С выгодной торговли отец с сыном купили два велосипеда, всему семейству — одежду и обувь, гостинцы и даже патефон с пластинками Руслановой и Шульженко. Семья была, как почти все в ту пору, многодетной — пятеро братьев и сестер. Детские руки рано приучались к физическому труду: «Труд, труд… Вот, что было главным в те годы. Вручную сеяли и убирали. Зерно оббивали цепами». Примечательно, что будущий деятель потребкооперации заработал свои первые деньги сдачей собранного в лесу щавеля в заготконтору.

Трудно представить сегодня, что детям в школу нужно было пешком ходить за 15 километров, т.е. преодолевать 30 километров в день.
Мать описывается как глубоко верующий человек и настоящая хранительница очага: «После работы в колхозе мать ткала холсты, из которых нам шили сорочки, штаны, юбки, платья. Из сил выбивалась, но обихаживала не хуже других».

Маленький Костя был типичным ребенком войны, пятилетним мальчиком он среди стариков и женщин встретил оккупацию, а в день освобождения села: «фашисты уничтожали все, что попадалось им на глаза. Убивали оставшийся скот, взорвали на реке мосты, сожгли 117 домов и церковь».

Будни и праздники потребкооперации

После окончания Почепской вечерней школы Костя Никуткин поступает в Кооперативный техникум Брянска: «В свои студенческие годы я был общественным контролером госторгинстпекции, затем занял должность товароведа в облпотребсоюзе».

Клинцовский стаж К. Никуткина начинается 31 марта 1959 года, когда он, совсем молодой парень, назначается инструктором по оргмассовой работе Клинцовского райпотребсоюза и переезжает в наш город. Книга содержит воспоминания о старших товарищах, помогавших ему на новом месте, много теплых слов сказано о первом начальнике Владимире Меркулове и о следующем председателе райпо — Семене Феськове. Продавцов тогда готовили в шестимесячной школе-магазине, где Никуткин преподавал, став студентом Московского института советской торговли.

Следующие его должности — заместитель председателя по комиссионной торговле, директор горкоопторга. И снова звучат признания любви и уважения к людям: «Неоценимую помощь в практической деятельности мне оказывали Ася Абрамовна Хайтова — главный бухгалтер, ее заместитель Алла Абрамовна Уженкова, Семен Дмитриевич Зубарев, Иван Леонтьевич Продан — заведующие торговыми предприятиями». Далее вспоминается замдиректора заготконторы Василий Пожарский, директор промкомбината Иван Федоренко.

Страницы: 1 2

Комментарии закрыты.