Суббота | 23 Сентябрь 2017

Воин Георгий

18 Дек 2014 | Рубрика: Страницы истории

512014_003Для клинчан, интересующихся историей родного города, не должна
пройти незамеченной дата 70-летнего юбилея нашего замечательного земляка — генерала-полковника Георгия Кондратьева

Обычная биография

«Я, Кондратьев Георгий Григорьевич, родился 17 ноября 1944 года в городе Клинцы Брянской области в семье рабочего. По национальности — русский, — таково начало автобиографии генерала Кондратьева, которую потребовали при присвоении ему звания «Почетный гражданин Брянской области в 1994 году. — В 1952 году поступил в первый класс в Клинцовскую семилетнюю школу, по окончании которой в 1959 году поступил во вторую среднюю школу, где в 1961 году закончил 9 классов. В этом же году поступил на работу в качестве слесаря на Клинцовскую тонкосуконную фабрику им. Коминтерна и одновременно продолжал учебу в 10-м классе вечерней школы рабочей молодежи. В 1962 году закончил 10 классов и добровольно поступил в Харьковское гвардейское танковое училище, которое окончил в 1965 году».

В. Кровко в главе о полководце своей книги «Клинцам — 300 лет» пишет: «Этот наш земляк — коренной клинчанин. Родился на следующий год после освобождения Клинцов от немецко-фашистских варваров. Отец генерала, Григорий Федорович — обыкновенный рабочий-текстильщик, в прошлом — пехотинец. Может, по этой причине отец дал имя сыну — Георгий, в честь воина и защитника Георгия Победоносца».
Трудно и не особенно необходимо строить предположения, но для рядовых солдат войны имя «Георгий» связано не с именем святого, а именем другого Победоносца — маршала Жукова. Важно, что будущий военачальник появился на свет как некий зарок грядущей Великой Победы, до которой в 44-ом было еще очень далеко.
Краевед продолжает: «Георгий относится к послевоенному поколению. Мальчишкой, как и его сверстники, играл в неостывших от войны окопах, голодал, донашивал обноски, что достались от старших. В то время нередко подрывались на минах и снарядах дотошные пацаны, хотевшие поиграть с опасными «игрушками», напичканными в землю».
Семилетних школ после восстановления образования в городе было четыре, средних же — всего три. Ближайшей к домику, где жили Кондратьевы, была Семилетняя школа № 2 (в 1953 — была переименована в среднюю № 5). Кабинеты отапливались печками-буржуйками, были проблемы с электричеством. Поначалу писали на обрывках старых книг, полях газет. За партами сидело по три человека, рядом с семилетками — десятилетки, рядом с двенадцатилетними — шестнадцатилетние, не успевшие получить образование в годы войны (такое явление как «переростки» имело место чуть ли не до конца 50-х годов).

Не от благополучия семнадцатилетний подросток идет работать на фабрику. Каждый «рот» в семье должен себя обеспечить. Спортивное движение было неотъемлемой частью тогдашней жизни. Казалось бы, отработав смену, нужно завалиться, задрав ноги, — нет, все, и особенно молодежь, устремлялись на стадион. Первейшее и на всю жизнь увлечение — лыжи. «Коминтерновская» лыжная база была самой оснащенной и самой популярной. Иначе не скажешь, коммунизм — любой мог на выходных (отбросим очень частые субботники) прийти в пункт проката лыж на стадионе «Труд», выбрать подходящие по росту лыжи и по размеру ботинки и отправиться бороздить живописные пространства лесов Солодовки и близлежащей Люльки. Позже, в годы учебы в военном училище, курсант Жора Кондратьев станет победителем в лыжной гонке на 30 километров. Потом сбылась его мечта как спортсмена — стал чемпионом Первенства Вооруженных сил. Уже лейтенантом он получил звание «Мастера спорта СССР».
Первой большой любовью и матерью детей будущего генерала стала клинчанка. Возвращаясь на каникулы, курсант-танкист тянулся к позже ставшей его супругой Алле Федоровне, также в молодости прекрасной спортсменке. Брак этот сегодня бы назвали ранним — жениху исполнилось всего 20 лет. В 1966 году у супругов рождается дочь Наталья, а позже в 1978 году — сын Юрий.

Трудолюбивый, требовательный

Путь офицера соединяет в себе практический и романтический подходы к жизни. Служба Отечеству — почетна, обеспечивает насущный хлеб, но она непредсказуема и подчинена воле другого. Как танковое училище, так и два других высших учебных заведения наш земляк заканчивает с золотой медалью.
Человек в форме вызывает уважение и он же — представитель карающего аппарата государства. Краевед В. Кровко с уверенностью пишет: «В офицерскую жизнь Кондратьев вошел легко, без трудностей. Командовал взводом, ротой. Затем снова учеба в Военной академии бронетанковых войск. После ее окончания командовал дивизией, а когда закончил Академию Генерального штаба — армией, войсками военного округа. Военная служба ему нравилась, проходила, как говорят в народе, без сучка и задоринки. Ему доверяли самые ответственные командные посты. Проходил службу в Группе советских войск в Германии, Московском, Прикарпатском, Забайкальском и Туркестанском военных округах».
Служебную карьеру офицера Кондратьева, наверное, можно назвать эталоном для советского времени. Неспешное, поэтапное восхождение на олимп военного руководства. Начав школьную учебу еще при Сталине, в училище он был принят при Хрущеве, а основной свой путь прошел во многим милые «годы застоя» Брежнева (годы правления — 1964 — 1982). Генералы стоят во главе людских масс, но им не дано воспрепятствовать ходу времени, его поворотам, влиять на тот дух и флюид, который овладевает умами в независимости от строгости дисциплины.

Уже по наступлению новых времен, подытоживая 25 лет службы, тогдашний министр обороны П. Грачев пишет в аттестационном листе на Кондратьева: «Трудолюбивый, требовательный, с хорошей профессиональной подготовкой. Обладает большой работоспособностью, тверд в исполнении принятых решений. В оценке подчиненных справедлив, строгость сочетает с повседневной заботой о них». Не вина нашего земляка в том, что десятки тысяч обычных русских ребят полегло в далеком «Афгане».
Сегодня, даже самые консервативные историки сходятся в том, что вторжение в Афганистан было большой исторической ошибкой (которой, впрочем, не мешает повториться с Украиной). На Ближний Восток вломились, когда цены на нефть были высоки, а уходили, когда они упали до самого нижнего предела (евро и доллар — на момент «украинской компании» были почти в два раза ниже). Если сегодняшнюю войну еще можно оправдать внутриполитической целью сплочения народа, то тогда советский народ врядли в этом нуждался (в десятилетие 80-х советский народ в полной мере испытал на себе правоту высказывания Юлия Цезаря о том, что «война дешевой не бывает»).
Одним из «солдат» советского вторжения становится находящийся в расцвете своих сил Георгий Кондратьев. В самые сложные месяцы и годы — с апреля 1986 по январь 1988 он находится на посту, имеющему следующий титул — «первый заместитель командующего 40-й армии по боевым действиям в республике Афганистан». Воевал, но и выводил наши войска после принятия нелегкого решения о прекращении этой войны. Всегда на переднем крае внешней политики.

«Союз нерушимый» трещал по швам. Еще до Беловежского соглашения и путча ГКЧП в 1991 году тезка и коллега маршала Жукова назначается командующим войсками Краснознаменного Туркестанского военного округа (расположен на территории пяти бывших советских республик). Борьба за суверенитеты — в самом разгаре. Русские воспринимались никем иным как захватчиками. Снабжение ухудшалось. Не будет преувеличением тогдашнее положение армии в этом регионе можно назвать «сидением на пороховой бочке». Не заслуга ли нашего земляка, что в Средней Азии не разразилось войны подобно Грузинской?
Стоит посмотреть на фотографию генерала, чтобы заметить в этой чуть склоненной, рано поседевшей голове, усталых глазах нечто незыблемое, находящееся в основе человека и общества — долг перед народом, смысл жизни — в преданности Отчизне.
Однажды Кондратьев сказал: «Я буду служить до конца, пока существует моя Родина, Россия. Пока живут мои родные Клинцы, где находится могила моего отца».
За «Афган» Кондратьевым были получены три ордена — 2-ой и 3-ей степени «За службу Родине в Вооруженных силах СССР». На парадной фотографии китель украшает множество медалей, в том числе «За отвагу при пожаре».

Октябрь 93-го

Статья журналиста А. Суркова «Армия осталась преданной своему народу» содержит большое интервью с Г. Кондратьевым. «По приказу министра обороны на меня было возложено управление войсками из состава Московского военного округа и воздушно-десантных войск, которые были вызваны руководством в Москву в связи с совершенными 3 октября боевиками из Белого дома нападения на мэрию и телецентр «Останкино», — рассказывает генерал и называет наименования частей и отрядов. — Так что из более чем трех тысяч человек, прибывших в Москву, в блокировании Белого дома было задействовано 1800 человек».
Россия стояла еще перед одним выбором, и судьба страны решалась на Смоленской набережной в самом центре Москвы. Именно наш земляк находился непосредственно в центре этого урагана: «Решение на задействование танков я не принимал. Уже находясь утром 4 октября у Белого дома, я узнал, что танковая рота 4-й танковой дивизии движется в район Москвы. В 7. 30 она вышла со мной на связь и доложила, что прибыла к гостинице «Украина»».
Кому-то в театре жизни выпадает роль Гамлета, кому-то — Лира, кому-то — Макбета, в основном же люди — это не имеющая имен массовка. Еще живой певец Арбата Булат Окуджава наблюдает за происходящим из окна своей квартиры, приходит на баррикады Иннокентий Смоктуновский. Стоящий на Калининском мосту экипаж танка докладывает министру обороны о своей полной готовности. На первых этажах Дома правительства идут бои. «Во избежание жертв было принято решение, как бы для устрашения боевиков и тех, кто ими руководил, произвести несколько выстрелов по верхним этажам», — рассказывает генерал Кондратьев.

Танки стояли молча. Целый день 4 октября идет активная перестрелка (символично, что в спину солдатам стреляли снайперы с крыши гостиницы «Украина»). В 3 часа дня «Альфа» прорывается в здание Верховного Совета, только в 5 вечера мятежный Руцкой был пленен. Начались переговоры. «Как вам сегодня видятся те трагические события?» — спрашивает журналист.
«Оценивая случившееся, я понимаю так, — отвечает полководец, — если бы не армия, то этот пожар, который охватил Москву, перекинулся бы на другие города России. Армия, русский солдат сделали все для того, чтобы Россия не заполыхала в гражданской войне. Именно армия остановила величайшее кровопролитие».
Георгий Кондратьев твердо стоит на позиции государственника, с ним «можно идти в разведку» и он никогда не «шатает лодку»: «Я, заместитель министра обороны, каждый месяц провожу где-то дней 20, как минимум, в горячих точках, под пулями, на минах, а получаю со всеми надбавками и выслугами всего 550 тысяч рублей (в масштабах 1994 года — авт.). Так что служим мы не за деньги, как некоторые думают, а служим Родине».
Скромничает генерал во всех отношениях. Командир мотострелковой Таманской дивизии В. Евневич прямо говорил о том, что роль Г. Кондратьева в штурме плацдарма оппозиции была решающей.

Кандидат в депутаты

На местах проблемы не были решены. Брянщина, в 90-е прочно входящая в области «Красного пояса», пусть не штыками и танками, но уверенно сопротивлялась. Не знаю, найдется ли сегодня кто-либо, кто станет спорить с тем, что России необходимо было укрепление властной вертикали. Саботаж местных «князьков» нужно было устранять и на это ничуть не менее тяжелое дело был снова направлен (употребляем это слово, хоть до создания «Единой России» было еще далеко) генерал Кондратьев.
Ровно через год после страшного «московского» октября 1993 года пришел тихий «брянский» октябрь 1994 года (власть коммунистов в регионе, впрочем, продолжалась еще десять лет). Постановлением президента РФ главой администрации Брянской области вместо «красного» Ю. Лодкина был поставлен В. Карпов. Примечательно, что в числе первых лиц, кто при нем получил звание «Почетного гражданина области» стал наш земляк.
Приведем здесь окончание рекомендательного письма П. Грачева: «Своевременно и с хорошим качеством выполняет все поручения министра обороны, проявляет при этом разумную инициативу. Много и плодотворно работает в войсках, принимает активное участие в переговорных процессах по всем «горячим точках» бывшего Союза. Предложения вносит аргументированные, глубоко проработанные по всем направлениям. Имеет богатый боевой опыт в планировании и проведении операции войск в республике Афганистан. Обладает большой масштабной культурой, мысли излагает четко и понятно. Со знанием дела руководит спортивно-массовой работой в армии, проявляет постоянную заботу о развитии большого спорта. Среди товарищей пользуется заслуженным авторитетом. Хорошо развит физически, здоров».

Через год, осенью 1995 года, началась подготовка к выборам в Государственную думу («верховную» тройку партии «Наш дом — Россия» составляли: Черномырдин — Рохлин (генерал вместо Руцкого) — Михалков). «Шатать устои» и «баламутить болото» в глубинке делегирован Г. Кондратьев. В конце года он был зарегистрирован в числе претендентов на депутатское место от 65-го Почепского избирательного округа, в который входили и Клинцы.
Конкурентами генерала были ныне ушедшие в небытие: В. Шандыбин и О. Шенгарев. «Мочить» харизматичного кандидата приказал Ю. Лодкин: «С большой горечью мы констатируем, что одним из активных участников расстрела Дома Советов (Белый дом) был генерал-полковник Г.Г. Кондратьев. От рук палачей погибли сотни патриотов, защитников Конституции. За свои кровавые деяния Кондратьев должен понести ответственность. Моральная вина его безмерна. Мы считаем, что Брянская областная Дума, присвоившая ему звание почетного гражданина, совершила ошибку. Мы обращаемся с призывом исправить эту ошибку». Помимо трех вышеупомянутых лиц письмо подписали В. Державин, С. Пасько и В. Храмченков.

Георгий Григорьевич был готов к такому обороту дела. Очень скоро в районный суд Советского района Брянска было подано заявление о защите чести и достоинства: «Независимо от воинского звания я — солдат, защитник Родины, верный воинской присяге». 8 декабря 1995 года суд выносит решение об удовлетворении иска Кондратьева, с брянских коммунистов устанавливается взыскать как моральный вред 4 миллиона рублей. Коммунистические настроения в обществе были очень сильны, в честной борьбе генерал не составил конкуренции «людям Лодкина».
При ином раскладе обстоятельств имя Г. Кондратьева мог иметь такой волевой акт как «ультиматум генерала Пуликовского». Еще одного «Афгана» наш земляк при всей его «железобетонности» не вынес бы. В. Кровко утверждает: «Ввод войск в Чечню генерал-полковник Кондратьев воспринял отрицательно». Он пытался уговорить руководство не делать этого, но его не послушали. Это стоило ему карьеры — потери высокой должности. Но он убежден до сих пор, что армия не должна решать внутренние проблемы военным путем».
Последнее место работы и служения нашего замечательного земляка перед окончательным выходом на пенсию была должность главного военного эксперта — в чине заместителя министра МЧС. Краевед Кровко говорит: «Под его юрисдикцией оказалась и чернобыльская проблема. И он старается помочь клинчанам в решении многих задач, в том числе и выплате «гробовых»».

О. Вечорко
На фото: генерал-полковник Георгий Кондратьев (в центре)

Комментарии закрыты.