Среда | 13 Декабрь 2017

Киселевы берега

17 Июл 2013 | Рубрика: Общество

стена под окнами домаКогда человек откровенно богат и свободно вхож в самые высокие кабинеты, он мыслит властно. Полагает, что если не все, так уж многое точно позволено. Спорить с ним другим — ему не ровней, сложно. Но и падать ниц перед «господином» люди тоже не хотят: какая-никакая гордость не позволяет.
Некоторые неистово сопротивляются. Ведь речь идет о будущем своих домов.

Скреботун и Дадон

Частный и самый обычный, в общем-то, дом простого работяги Леонида Скреботуна стоит на Московском переулке — это в районе седьмой школы. В «одноэтажных Клинцах» он живет уже пятнадцать лет. За эти годы как раз смог привести изначально хлипкий домишко в порядок, придать ему сносно-божеский вид: укрепил стены кирпичной кладкой, подвел коммуникации, высадил вокруг деревья и кустарники, подсыпал участок грунтовой дороги рядом с домом.

Пусть и тайно, где-то глубоко в душе, но все равно очень-очень Леонид Васильевич надеется и верит, что воссоздаваемое им жилище станет со временем чем-то вроде родового гнезда. Своим и родным, в том числе, и для последующих поколений. Однако есть личные чаяния, а есть внешние обстоятельства, порожденные чужими притязаниями, и как с ними быть — пока что-то не совсем понятно. Однако и времени на раздумье, такое ощущение, тоже нет…

Рядом с домом Скреботуна располагается школьная площадка. Казалось бы, лучше места для жизни не придумаешь: не появится впритык к забору ни очередного торгового центра «сарайного» типа, ни огромной уродливой высотки. Но тут не нужно забывать про горькую особенность Клинцов: практически узаконенную на самом высоком городском уровне «точечную застройку» и бесконтрольную раздачу земельных участков «по согласованию» — нередко «своим» и формально даром.

В общем, около двух лет назад немалая часть территории школьной спортивной площадки, что напротив дома Скреботуна, оказалась вдруг… огороженной высоченным, выше любого баскетболиста забором. Из белого такого кирпича, а значит основательным и глухим — словно стена. Не Великая Китайская, конечно, но хорошего тоже мало: до дома Скреботуна, он сам померил, вышло всего-то 4 метра. Получилось что-то типа узкого туннеля, только не под Ла-Маншем.

Леонид Васильевич попробовал было воззвать к совести застройщика — им оказался ни кто иной, как клинцовский бизнесмен Владимир Киселев, но тот по-барски отмахнулся и даже слушать не стал: «Не нравится, что твои окна на мой забор смотрят, так заложи их кирпичом, чтобы не смотреть». По сути, предложил идти лесом, если тот его найдет. Между тем на огороженном в наглую участке остались все инженерные коммуникации: водопровод, телефонный кабель. Делай с ними что хочешь — называется. А на двух опорах электропередач, мешавших возведению стены-забора, было и вовсе обрезано уличное освещение. Вряд ли опять же с чьего-то согласия.

— Хотя лично я, будучи законопослушным гражданином, все свои действия по благоустройству согласовывал в свое время с соответствующими службами и администрацией школы, — говорит Скреботун. — В незавидном положении, кстати, по другую сторону «оборонительного укрепления» — по переулку Текстильному, дом № 2, оказался и мой сосед Александр Дадон. Он собрался строить рядом с домом гараж, но по границам вновь размеченной территории получалось, что доступа к гаражу у него уже не будет.

стена под окнами домаНаделали шуму

Александр Антонович рассказал корреспонденту «ВлД», что когда уже были установлены гаражные ворота, Киселев по-простому предложил ему сломать свой новый забор и построить гараж… на другой стороне улицы. Тем самым он попросил подстроиться под него, но никак не мыслил, что это же самое можно и нужно сделать самому, в отношении других людей.

— Признаться, нас с женой возмутило подобное хамство: почему мы вдруг, спустя два года, пока собирали деньги на строительство, должны менять свои планы? — рассказывает Додон. — Принялись мы в поисках истины ходить по кабинетам. Шуму, конечно, наделали. Собирались даже в суд идти, говорили, что этого так не оставим, но все решилось благополучно. Киселев в итоге отодвинул границу своего участка от наших ворот. Но наши водопроводные трубы все равно оказались за стеной чужого домовладения.

Додону, Скреботуну и другим соседям ничего не оставалось, как опять обратиться в мэрию, в имущественный отдел и отдел градостроительства и архитектуры с просьбой все-таки указать границы земельного участка предполагаемой Киселевым застройки. А то, что за забором должно что-то вырасти — сомнений уже не вызывало.

Просителям честно ответили, что все документы в порядке, и «их незачем смотреть». То ли засомневались чиновники, что простые люди в них не разберутся, то ли там действительно все было так, что даже комар-юрист носа не подточит. Но граждане не успокоились. И в августе 2011 года настояли на приезде из городской администрации комиссии. Только тогда представители отдела архитектуры, оказавшись сами на месте, согласились, что «нарушения имеются», но для разрешения проблемы предложили почему-то обратиться к главе города.

К Беляю, так к Беляю. Ходоков из народа Виталий Викторович на заре своего главенства города выслушал внимательно. А потом посоветовал написать коллективное обращение на его, само собой, имя. Но вежливо попросил не указывать в том обращении, что огороженная территория принадлежит и школе. С чего бы вдруг, если разобраться в ситуации, правда, хотел? Наверное, все-таки понимал, что явный промах с выделением этого участка был допущен. Хотя бы потому, что Президент с премьером постоянно говорят о необходимости уделять больше внимания и значения спортивным занятиям в школах. А тут, получается, что детям и заниматься-то уже негде стало: школьный двор стал частной собственностью.

Страницы: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.