Воскресенье | 20 Август 2017

Первый редактор «Огонька»

27 Ноя 2014 | Рубрика: Страницы истории

482014_008В декабре 1899 года, 115 лет назад, начал издаваться знаменитый журнал «Огонек», первым редактором которого был литератор-клинчанин Иероним Ясинский (1850-1931).

Наша газета помещала на своих страницах большую развернутую статью, посвященную непростой жизни и противоречивому творчеству И. Ясинского, проведшему в Клинцах годы своего детства и молодости и посвятившему нашему городу немало страниц своих книг. Упомянем лишь, что в наших попытках восстановить действительную канву его существования существующие труды краеведов и историков литературы не только не помогали, но и мешали. В сборнике В. Парыгина «Брянщина литературная» приведены местные корни Н. Лескова, как о крупной фигуре рассказывается о выгоничце Н. Грибачеве, упомянут даже совершенно не укладывающийся в рамки советской идеологии Л. Добычин, но о Ясинском ни слова не найти. Глава «Просвещение» из книги «Клинцы и клинчане» М. Черного вводит читателя в совершенно искаженное представление о дореволюционной литературной жизни города. Здесь сам Ясинский (а не его отец) оказывается «становым приставом», только тем и интересным, что «написал сочинение о «художествах» разбойника Лукина и других происшествиях в Клинцовском полицейском стане». 115-летие старейшего и авторитетнейшего всероссийского издания — прекрасный повод восстановить в создании современных поколений образ знаменитого клинчанина — оппонента М. Горького и объекта портрета И. Репина.

1899 год можно уверенно назвать временем расцвета капитализма в Российской империи. Премьер-министром С. Витте проведена денежная реформа, рубль как никогда крепок, полностью конвертируем и обеспечен золотым запасом. Газета «Биржевые ведомости», выпускаемая С. Проппером — одна из популярных, здесь постоянно публикуются биржевые котировки, аналитические разборы. Известно, что Проппер купил в 1880 эту газету с аукциона за 13 рублей 50 копеек, и очень скоро сделал из нее крупнейшее периодическое издание России.
В 1898 году С. Проппер принимает на должность главного редактора «Биржевых ведомостей» нашего земляка. Примечательно, что за предшествующие 18 лет на этом посту проходила полная чехарда, отнюдь не помогавшая развитию издания. В том, что опытный бизнесмен взял новым редактором И. Ясинского, была большая доля риска. Ясинский ни творческой, ни житейской устойчивостью не отличался. Учился долго и неосновательно, успел побывать на естественно-научных факультетах Киевского и Петербургского университетов. Известность приобрел в народническом журнале «Отечественные записки» (здесь он сошелся с М. Салтыковым-Щедриным) как кондовый реалист и радетель за нужды народные. Затем, в годы тогдашней «стабильности» правления Александра Третьего (с 1881 по 1894) развернулся почти в противоположную сторону и зарабатывал себе на хлеб с маслом очерками и фельетонами (после Ясинский станет почти что символистом и декадентом, а еще позже — ретивым советским писателем).

Н. Лесков пишет: «Я вот не знаю, какой голос у Ясинского, хотя, читая его произведения, я стараюсь прислушиваться к языку действующих в них лиц. Все у него говорят одним голосом, одним языком» — это о Ясинском-народнике. Дореволюционный литературовед Д. Святополк-Мирский в своем пособии по истории русской литературы XIX века посреди прочих «второстепенных прозаиков» так пишет о клинцовском писателе: «Натуралистический автор французского толка, очень рано провозгласил права Искусства для Искусства. Он был первым русским писателем, писавшим на темы пола» — это о Ясинском-декаденте. Об отношениях мужчины и женщины писали и раньше, «Санин» М. Арцыбашева или «Азалковы» Д. Апраксина (Не откажем себе в удовольствии процитировать: «Ея платье было в безпорядке. Она лежала, разметавшись на кушетке. Красивая, стройная нога, артистически обутая, в блестящем шелковом, ажурном чулке, обнажалась до половины икры. Контуры ея роскошного тела в этой позе забывчивости и отчаяния снова разожгли желания Свирскаго») намного характерней свидетельствуют о развитии этой темы. Если и был Ясинский любителем «клубнички» или «порнушки», то уж только в целях литературного заработка.
Итак, прошедший чреду метаморфоз (в том числе увольнений и назначений) клинчанин становится главным редактором деловой газеты процветающей промышленной России, кормящей не газом, а вполне конкретной пшеницей пол-Европы. Скучно одиозному автору, руки чешутся, ничего интересного в этих биржевых котировках. С подзаголовком «Иллюстрированное обозрение» и гравюрой-комиксом об обратной стороне «богатой жизни» (иллюстрация к находящейся внутри пьесе П. Боборыкина) 8 декабря 1899 года в свет выходит первый выпуск «Огонька».

Вполне в духе Ясинского было то, что он в своем «иллюстрированном обозрении» помещает комедию находящегося не в лучшем периоде своего творчества также не отличавшегося последовательностью взглядов П. Боборыкина, имеющую название «Накипь». Как рецензент главный редактор пишет об этой пьесе о (представьте себе те нравы — авт.) обоюдной измене супругов, что это «до известной степени приятное явление».
В первом выпуске «Огонька» можно увидеть статьи об открытии избы-читальни в деревне Самойловка Саратовской губернии — «скамейки на 300 мест, громадная люстра, выписанная из Москвы». Именно осенью 1899 года началась «репетиция Перовой мировой» — англо-бурская война (Британская империя против землевладельцев Южной Африки), и в «Огоньке» находится место для такого описания — «домики у буров маленькие, любят танцевать, растят персиковые деревья, маис, табак, на ночь раздеваются редко, зачастую по целым месяцам не меняя платья». В статье «Американские женщины на государственной службе» пишется о Джордже Вашингтоне, не скупясь на эпитеты, журналист называет того — «величайший сын Северо-американской республики».
Редакционная с оглядкой на Европу политика, избранная И. Ясинским, принесла свои плоды. Очень скоро «Огонек» превзошел «Биржевые ведомости», став в 1902 не приложением к ним, а самостоятельным журналом с тиражом 120 тысяч экземпляров. В отличие от газеты С. Проппера (была закрыта в 1917 году за антисоветскую пропаганду) журнал отлично трансформировался в соответствии с новыми условиями. Ясинский (сам называл себя «первым беспартийным интеллигентом, примкнувшим к большевикам») принял советскую власть очень даже охотно, причем, равно как и его визави М. Горький свой коммунизм он философски обосновывал воззрениями Ф. Ницше. Проведший в Клинцах юные годы сын станового пристава верил в сверхчеловека, которого должны были выпестовать Соловки и Гулаг.

В советские годы он написал едкие и «горчичные» (как тут не вспомнить его наставника Салтыкова-Щедрина) мемуары, высмеивающие дворянство дореволюционных Клинцов (исследуя развитие капитализма в России, В. Ленин отнес посад Клинцы к “важнейшим центрам фабрично-заводской промышленности в Европейской России”). Свой выбор наш земляк, сын обрусевшего польского дворянина, сделал в пользу конъюнктуры и сытой жизни. Прожив 81 год, Иероним Иеронимович скончался в тогдашнем Ленинграде.

Материал подготовил О. Вечорко,
на фото из архива журнала «Огонек» — И. Ясинский

Комментарии закрыты.