Пятница | 23 Июнь 2017

Книга матери

29 Окт 2014 | Рубрика: Страницы истории

442014_008Удивительным памятником местной словесности является книга матери Бориса Михайловича Петрова — Ирины Ивановны Петровой (1908-1993), носящая название «Как давно это было» и имеющая подзаголовок «Воспоминания, письма, частушки, 1900—1980 годы».

При всем старании трудно найти в истории литературы, как «малой», так и «большой», случай, когда бы после смерти матери сын собрал, обработал и издал книгу ее литературного наследия. В мае 2008 года (к ее 100-летию) книжечка издана самым скромным тиражом в 250 экземпляров. Страничек в ней всего-то 60, что совсем не умаляет ни самого труда, ни его значения. Предисловие к «Как давно это было» написал сам Б. Петров, да еще и заручился поддержкой доктора филологических наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ И. Карташовой, которая называет мемуары «отзвуками далекой и утраченной нами России». Этнограф отдельно выделяет работу И. Петровой по сбору и фиксации устного народного творчества — частушек. «Моя мама была необыкновенным человеком, — пишет Борис Михайлович. — Говорю об этом не только как сын, но и как краевед. Будучи горожанкой по рождению и культуре, мама значительную часть жизни прожила в деревне. Она была краеведом по призванию, русским провинциальным интеллигентом».

Начинается книга с главы «Дедушка». Примечательной деталью рассказа являет то, что после его смерти фотографии не сохранилось, и как напоминание о нем на стене дома висел портрет Л.Н. Толстого, на которого тот был внешне похож. Автор подробно излагает бытовые привычки старика, мир его увлечений, всегдашнее трудолюбие. Повествование о бабушке содержит подробности относительно ее отца Н.Е. Таратутина — старосте Коржово-Голубовской волости в середине XIX века. Прапрадед краеведа был книголюбом (сохранившиеся книги Б. Петров передал в наш музей), он помог способному юноше — будущему отцу русской санитарии С.С. Евсеенко — поступить в черниговскую гимназию. Сам Борис Михайлович в раннем детстве жил не где-либо, а в полутораэтажном доме на Верхней Бобылке, располагавшейся напротив Вознесенского храма, который был несколькими годами ранее разрушен.
Далее следуют главки «Хозяйство», «Зимние работы», «Трудовое обучение» и «Питание» (речь идет о последних предреволюционных годах): «Обед состоял из трех блюд. Борщи, супы варили с грибами. На второе — картошка, каши. Рыба и селедка бывали только по праздникам, покупные, из города. Сами рыбу нигде не ловили, только летом вьюнов в своей сажалке. Ели гречневые блины с луком, медом. Чай пили два раза в день — утром и вечером». «Тогда водку пили только рюмочками, маленькими. Компания мужчин, собравшись, могла целый день распивать шкалик-четвертинку, дружно себя держать».

Далее в книжечке идут несколько писем, написанных Ириной Ивановной сыну в 80-ых годах. Она постоянно что-то читает и иузчает, высказывает свое мнение о просмотренных телепередачах, вспоминает подробносто относительно какого-то забытого имени.
Вторая половина издания — частушки Клинцовского края 1904—1929 гг. «Едва ли не первое мое воспоминание из второй половины 1940-ых годов, когда я жил у бабушки, — пишет в предуведомлении Б. Петров, — это песни деревенских девчат теплыми майскими сумерками. Разливанное море песен, стелющихся над лугами, до сих пор наполняет мне душу тихой радостью, и мне посчастливилось это слышать!». Частушки в те давние времена назывались «припевками» и пелись под гармошку по очереди. Публикуемое собрание частушек записано матерью краеведа в разные годы и найдено после ее смерти среди бумаг. И здесь несколько отделов — «Девичьи частушки», «Частушки парней», «Частушки солдаток» и даже «Радиочастушки» вроде такой:

Плетки плел наш поп Геннадий —
Скукота прескучная.
Разъясни нам это радий
С точкою научною.

Олег Вечорко, на фото — обложка книги И. Петровой

Комментарии закрыты.