Пятница | 17 Ноябрь 2017

ОСАГО с обременением

23 Окт 2014 | Рубрика: Общество

5 ОСАГО с обременениемЕще недавно многие автолюбители вполне справедливо жаловались на завышенную и нередко «усредненную» стоимость полисов ОСАГО, при этом отмечали незначительность компенсационных выплат в случае наступления страховых случаев, далеко не всегда покрывавших даже стоимость незначительного ремонта «стальных коней». Суммарный объем выплат по ущербу, причиненному имуществу нескольких пострадавших в ДТП, не мог превышать 160 тысяч рублей. Причем эта сумма делилась на всех автовладельцев. Если в автоаварию попадали сразу три машины, что не редкость, то на каждого автовладельца приходилось по 50 с небольшим тысяч рублей – пропорционально ущербу.

Теперь все стало иначе

С 1 октября — после принятых на федеральном уровне изменений в законодательство — выплаты выросли примерно в 2,7 раза. А с 11 октября значительно, процентов на 30, подскочила цена самого полиса по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Но страховать машины нужно — обязанность каждого владельца машины, никуда тут не денешься: первая же проверка на дороге, и можно продавать автомобиль. Ставить его на прикол на несколько месяцев вследствие лишения прав дороже выйдет. Однако почти каждый, кто уже попробовал застраховать свою автогражданскую ответственность на новых условиях, испытал разочарование.
Вместе с ОСАГО страховщики чуть ли не насильно вручают водителям еще и другой полис— совершенно лишний в данном случае — по страхованию жизни от несчастных случаев или по страхованию жилища. Тем самым, почти без особых усилий они увеличивают свою общую маржу примерно на 20-30 процентов. Однако несогласных, как это нередко у нас бывает, в офисах страховых компаний — центральных или на выезде — почти не наблюдается: кое-кто минутное недовольство проявит или возмутится, что такая «обдираловка», да и только. Но наш репортер, испытав все на себе, оказался не робкого десятка. И не только не пошел на поводу у страховщиков, но и доказал им, что они не правы, заставив с этим согласиться.

Не поверил

О том, что полис ОСАГО подходит к концу, я забеспокоился еще в начале сентября. Но тут все заговорили об изменении с 1 октября правил страхования автогражданской ответственности, и я понял, что паниковать бессмысленно. Неразберихи все равно не избежать, поэтому и незачем нервничать заранее. В начале октября звоню прежнему агенту, которая и обрадовала неожиданно: контора, которая меня год назад страховала, «сдулась», прекратив работать в Брянске с физическими лицами, хотя лицензию необходимую сохранила.
В конце разговора она добавила: куда бы я ни позвонил после, мне везде дополнительно в стоимость основной страховки включат еще и совершенно ненужное страхование жизни от несчастных случаев. В ОСАГО все предусмотрено, да и выплаты по страховке с октября увеличились значительно, почти в три раза. Но страховщиков, как говорится, это не волнует.
Умным людям я, конечно, привык верить, но на всякий случай засомневался. Думаю, уж я-то тертый калач, много с кем могу на равных разговаривать, на мякине меня не проведешь, в общем, просто так не сдамся, поскандалю немного, и связываться со мной не станут. Просто не захотят. Больше времени и возможных клиентов потеряют на выяснении отношений. Но, как показало дальнейшее развитие событий, не тут-то оно было…

Свои правила

Звоню в одну страховую компанию. Больно название у нее красивым мне показалось — использована первая буква греческого алфавита, да и в крупный одноименный финансовый конгломерат это контора входит, а также более 20 лет работает на отечественном страховом рынке. Все катаклизмы и кризисы, что называется, пережила. Милая девушка выслушала и честно ответила, что у них оформление осуществляется «по предварительной записи». Ничего страшного, отвечаю, я готов подождать — недолго же, наверное.
— Нет, что вы, — отвечает со смехом девушка. — Сегодня, 10 октября, мы записываем на 5 декабря. Вас устроит?
Я попрощался, даже не став уточнять год. Мой действующий полис ОСАГО все равно подходил к концу без одной минуты двенадцать — в ночь с 11 на 12 октября. А ездить почти два месяца «на тыкве», то есть без страховки, боясь потерять права, или чего хуже, не дай бог, столкнуться с кем-то и потом, в случае собственной невиновности, расхлебывать все возникшие неприятности за свой счет, мне точно не улыбалось. Товарищ и сосед по дому недавно попал в подобную историю на федеральной трассе. Правда, виновник не он, но ему от этого не легче. Его новый «Рено Дастер» сильно покорежен, а страховая выплата не покрывает даже половины стоимости ремонта. Молодой человек, влетевший по невнимательности в бок внедорожника, отказывается добровольно возмещать оставшуюся сумму материального вреда. А если бы еще и страховки не было? То-то…

Слегка расстроившись, звоню в другую страховую компанию, в названии которой — длинном, состоящем из сплошных сокращений, и в одно слово — присутствует слово «страх» и немного от слова «Россия». Попадаю, судя по голосу, на вчерашнюю студентку, но уже очень резкую и даже борзую. Согласившись посчитать заочно, по телефону, стоимость страховки, через пару мгновений она называет мне полную сумму. Почти семь тысяч рублей. Я немного шокирован, но, не теряя бодрого расположения духа, все-таки уточняю: «Здесь только ОСАГО?» Нет, отвечает юная барышня, дескать, включена еще и страховка жизни от инцидентов.
— Спасибо, но мне нужно только ОСАГО! Я могу к вам подъехать?
— Можете, конечно, но договор будем заключать только на наших условиях.
— Это противоречит федеральному закону об ОСАГО! Вы не можете навязывать мне дополнительные страховые и прочие услуги!
— Тогда обратитесь в другую страховую компанию!
— Пожалуй, я обращусь в антимонопольное ведомство: в прошлом году они, кажется, вас уже штрафовали за подобное самоуправство…
— Пожалуйста-пожалуйста. Это ваше право. Что-то еще?

По верхней планке

Нет, больше ничего от этой барышни мне не было нужно. Но в антимонопольный комитет я все-таки позвонил. Сказать, что не смог дозвониться с первого раза — не сказать ничего: методично набирал номер на протяжении нескольких часов — раз пятнадцать, не меньше. Наконец, о чудо, я слышу голос на том конце провода — женский и терпеливый: сотрудница ведомства почти по-родственному выслушала суть проблемы, тяжело вздохнула и пояснила, что сделать ничего, к сожалению, не может. Нужны веские доказательства. Какие? Аудиозапись, сделанная тайком с помощью диктофона или смартфона, точно не подойдет. Нужно, как в 18 веке перед дуэлью, прежде чем нажать кнопку «старт», официально и громко предупредить оппонента: «Вы же не будете против, если я запишу наш разговор?»
Прямо представляю, как осознанно идущий на нарушение сотрудник страховой компании горячо отвечает: «Нет, что вы! Записывайте! С удовольствием скажу все, что нужно — только бы вы подвели меня под монастырь!» Глупость? Несомненно. Но таковы требования закона, и суд или Банк России, контролирующие деятельность страховых компаний, в случае чего не примут по-иному «добытое аудиодоказательство». Поэтому идеальный вариант — официальный отказ страховщика, естественно, что письменно оформленный и заверенный представителем компании: дата, фамилия, входящий номер и желательно круглая печать или хотя бы штамп для корреспонденции. Но отказывать письменно вряд ли кто-то станет. Никто себе «смертный приговор», грозящий однозначным лишением лицензии, подписывать не будет.
«Как же тогда быть?» — справедливо поинтересовался я у представителя антимонопольного ведомства. Мне посоветовали сходить в страховую компанию, пусть даже хотя бы в ту — со словом «страх» в названии, но заглянуть сразу в «юридический отдел, он у них на третьем этаже» и напомнить о выписанных им огромных прошлогодних штрафах: «Проблем после этого возникнуть не должно». Поблагодарив, повесил трубку и тяжело вздохнул.

Испытание для нервов предстояло не из легких. Сбегав подкрепиться на кухню (волнение требовалось «заесть»), решил перед выходом из дома на всякий случай позвонить еще в одну страховую компанию, где у меня как раз сейчас оформлено КАСКО. Эту контору также многие знают. Во-первых, у них тарифы, щадящие содержимое кошелька. Во-вторых, оригинальный корпоративный стиль, что касается оформления уличных вывесок и внутреннего убранства офисов: очень многое выполнено в ярко-оранжевом цвете. Почему я сразу туда не кинулся? Ну, причина весомая: в течение последнего года, попав 16 апреля в небольшую, но «денежную» аварию, уже обращался с просьбой отремонтировать машину по КАСКО. А значит, и ОСАГО мне бы, сто пудов, «накрутили» по полной программе.
Впрочем, конкретно в моем случае, если брать стоимость ОСАГО, один корнеплод другого не слаще. Возраст у меня уже приличный, а вот водительский стаж в десять раз меньше — если бы ездил с желтой наклейкой на заднем стекле с восклицательным знаком в центре, то только бы год назад ее и снял. Так что тарифы по ОСАГО мне считают по «верхней планке» уже не первый год: жду не дождусь хотя бы «четырехлетнего статуса».
…Пара длинных гудков в телефонной трубке, и мне снова задушевно отвечают: «Алло, страховая компания! Слушаю вас!» Заново объясняю свою проблему. Отвечают, не дождавшись финальных слов: «Нет, вы знаете, ничего не получится: у нас сегодня в офисе специальную компьютерную программу переустанавливают, подъезжайте завтра». Напоследок успеваю задать нескромный вопрос — все тот же, про включение в тариф ОСАГО страховки жизни. Задумчивое молчание. Мол, как бы ему так ответить по-умному, чтобы и себя не подставить, да и он, кажется, уже взрослый человек, все понял. «Нет, мы этим уже не занимаемся! Но тариф по телефону я вам все равно не посчитаю — нам запретили: приезжайте в офис, все узнаете».

Испытание для нервов

На улицу выхожу слегка понурым: до окончания действующего договора ОСАГО даже не двое суток остается, а всего полтора дня. Уже около машины решаю ехать в третью компанию. У нее двусоставное название: четыре заглавные буквы в качестве аббревиатуры и через дефис обнадеживающее слово «гарантия». Опять же офис в центре города расположен, есть, где припарковаться, да и сайт у них вполне толковый: все по полочкам там разложено. Ах, да, им я тоже звонил из дома — совсем забыл. На мой сакраментальный вопрос об ОСАГО и страховке жизни там ответили витиевато, но меня ничего как-то и не насторожило. Главное — не начали сразу качать права, мгновенно сменив нотки в голосе — с приятной услужливости и доброго отношения к клиенту на высокомерие и грубость, но и на том спасибо. «Зачет», как сейчас говорят, а потому и еду к вам, дорогие: уж вы-то наверняка не станете мне нервы трепать.
Успеваю добраться до офиса страховой компании ровно к окончанию перерыва — внутрь захожу в три минуты третьего. Не скрою, торопился: по телефону девушка предупредила, что «работаем до пяти, а прием посетителей в порядке живой очереди». А она, понятное дело, может быть всякой, и как в поликлинике в том числе: оформление договора ОСАГО — процесс уже давно выверенный, но все равно небыстрый. Двадцать минут из расчета на одного человека просидишь в коридоре, даже не сомневайся. Так и есть. Кабинетов много, но по автостраховке принимают только в одном, причем один из множества сидящих специалистов.
Перед кабинетом уже два человека, следом за мной подходят еще столько же. Невыгодно увеличивать число обслуживающих специалистов? Нет, конечно, скорее, даже наоборот. Просто «это Россия, детка», если слегка перефразировать одно хорошее высказывание из известного американского фильма. Автомобилистам все равно деваться некуда: это раньше в нашей глубинке ОСАГО занимались и жук, и жаба, а теперь от силы пять-шесть компаний: на всех страховщиков «автогражданки» точно хватит, даже с избытком — нет никакого смысла тратиться еще и на расширение штата.

Чтобы не сидеть впустую, заполняю стандартный бланк заявления — в Интернете найти его не проблема. Думаю, что сделаю приятное девушке-специалисту, облегчу, так сказать, ей работу: она таких штук по сто в день клепает. Да и мне меньше времени в кабинете терять придется.
За писаниной очередь действительно двигается быстрее, и уже минут через сорок пять покидаю насиженное в коридоре место.
— О, вы уже и заявление сами заполнили! — не скрывает легкого восхищения и явного удивления девушка-специалист, принимая от меня кипу документов. — Такое впервые в моей работе, приятно.
— Ну, я тоже человек, все понимаю, — чуть ли уже не флиртую.
— … С вас 6290 рублей, — слышу через пару минут.
— …Неожиданно — больше даже, чем я предполагал, — удивляюсь уже я, понимая, что в стоимость включена и некая дополнительная услуга. — Это только автостраховка?
— Нет, плюс 1000 рублей — это страховка жизни от несчастных случаев. Сейчас что-нибудь подберем вам на эту сумму.
— Не стоит. Мне нужно только ОСАГО, — замечаю спокойно, но с «металлом» в голосе.
На лице девушки сразу пропадает улыбка, она протягивает обратно мои документы: «Тогда вам не к нам!» Документы не беру, приводя ссылки на федеральное законодательство в той его части, что договор ОСАГО носит «публичный характер», и мне не могут отказать в его заключении под каким-то иным предлогом. Но на девушку это не действует: «Не ко мне вопросы — я наемный сотрудник, и правила компании мне запрещают поступать иначе». О верховенстве федерального законодательства над внутрикорпоративными инструкциями девушка явно не слышала или делала вид, что не в курсе. Но, скорее, первое — ей просто недосуг, что такое возможно.
— Напишите мне тогда официальный отказ, что не желаете по такой-то причине или в принципе заключать со мной договор, — наивно предлагаю я. — Будет хоть с чем пойти в антимонопольный комитет.
Но девушка, само собой, никакого отказа писать не намеревается: «Имейте совесть, вы же задерживаете очередь!» То есть я еще и виноват, получается… Очень выгодная тактика — валить с больной головы на здоровую. Но меня этим не проймешь — продолжаю упорствовать, не вставая со стула: встал, известное дело, место потерял. Его тут же займет другой, и тогда на меня даже внимания никто не обратит. Знаю — проходили.

Неожиданный поворот

Через несколько минут взаимных препирательств и нервотрепки к нашему разговору, идущему уже на повышенных тонах (ничего не мог с собой поделать), подключается миловидная женщина тридцати с лишним лет, которая сидит все это время в сторонке за отдельным столом и слушает, слушает, слушает. Затем, не представляясь, начинает активно поддерживать юную коллегу: «Не нравятся вам наши правила, пишите заявление в свободной форме, регистрируйте его у секретаря и ждите ответа в течение 10 рабочих дней».
— Издевайтесь?! — уже почти кричу в ответ. — Вы же слышали наш разговор: у меня страховка заканчивается послезавтра. Какие, елки-иголки, десять дней?! Я звонил на «горячую линию» Российского союза страховщиков, и мне четко сказали, что нет закона, позволяющего вам рассматривать подобные заявления по две недели: вы негосударственная организация. Позовите, пожалуйста, руководителя компании или начальника вашего отдела! С вами невозможно вести диалог.
— Я и есть начальник отдела, Анна Сергеевна, — сухо заявляет миловидная женщина. — И ничего другого вам не скажу. Не согласны — мы вызываем охрану.
Неожиданный поворот! Сейчас на меня еще и крепких парней натравят. Морально готовлюсь к худшему: вижу, как принявшая меня девушка метнулась в коридор. Нет, драться ни с кем не собираюсь, но понимаю, что диалог заходит в тупик: так недолго и до вызова полиции. В дверях появляется лысоватый, крепко скроенный, одетый «по гражданке» мужчина предпенсионного возраста. Он, возможно, и не в лучшей физической форме, но в прошлом явно «служивый».
— Начальник службы охраны Алексей Владимирович Прушанов! — представляется незнакомец. — Покиньте, пожалуйста, помещение.
— Простите, не вижу оснований, — отвечаю как можно спокойнее. — Закона я не нарушаю, а вот мои права попирают.
— Освободите тогда хотя бы стул, пусть специалист других людей начнет принимать, а мы с вами в сторонке все обсудим.
— Простите, но я снова вынужден вам отказать.
— Хорошо, давайте пройдем в мой кабинет и все там решим: обещаю по возвращении сохранить за вами очередь.
Нехотя иду за ним. Служебный кабинет оказывается невероятно тесной комнаткой, видимо, бывшее подсобное помещение, которую начальник охраны вынужденно делит с юристом компании. Или она с ним.

Разговор по душам

— Ну, что вы упираетесь, в самом-то деле? — уже, можно сказать, совсем по-простому и очень добродушно обращается ко мне Алексей Владимирович. — У меня две машины, и я тоже обалдеваю от этих правил и условий. Но поделать ничего не могу: страхуюсь на общих основаниях.
— Не могу вам это запретить, но и унижать себя подобным образом не дам, — мой пафос выглядит совсем не пафосно.
— Ладно, я понял. Сейчас схожу к директору и попробую как-нибудь решить этот вопрос. Кстати, что-то мне ваша фамилия знакома. В крупной областной газете несколько лет назад не работали случайно?
— Было дело, — начинаю подозревать неладное, — писал что-то про вас?
— Да, классный материал получился, я тогда в УВД большую должность занимал! Увидел вас и сразу вспомнил. Так что, считайте, у вас своего рода преференция есть.
Подумал: «Забавно!» Но сил спорить и что-то доказывать уже нет. Алексей Владимирович уходит к директору. Несколько минут томительного ожидания. Возвращается сияющим, словно царский золотой рубль: «Разрешили страховку жизни заменить на что-нибудь другое, подешевле. И девушкам нашим я сказал не бузить. Пойдет?» Устало и безвольно киваю в ответ. Уже больше часа торчу в этой страховой — считай, на все согласен…

Понять и простить

— Так-с, что же вам в таком случае подобрать, — размышляет вслух начальник отдела Анна Сергеевна. — Другую страховку жизни на эти деньги не подобрать. Может, «Зеленую карту» для поездок на автомобиле за рубеж? Сколько? Почти шестьсот рублей на две недели.
— Не собирался. Давайте я лучше просто вам отдам эти шестьсот рублей: все меньше писать и оформлять придется.
— Понимаю ваше раздражение. Но вы и меня поймите: центральный офис нам свои условия выдвигает: не хотим по ним работать — можем завтра на улицу идти, так как ОСАГО у нас заберут. Семь лет в сфере страхования работаю, но чтоб так все серьезно было, не припомню.
— Может, тогда жилище застраховать? — предлагаю я. — Все хоть какая-то польза…
— Ну, на эти деньги трудно будет что-то стоящее подобрать, если только от «залития» соседями…
— Я на пятом этаже живу: голуби и иногда синицы — мои соседи сверху.
— Тогда застрахуем вас на случай, если вы кого-то вдруг снизу зальете. И сумма вполне подходящая — 630 рублей на год.
— Вот это другое дело, хотя получается, что я всего-то триста рублей после всех наших споров и моих треволнений выиграл… Где-то обманули, а где — не пойму, радуюсь и недоумеваю одновременно. — Но если возвращаться к страховке жилища, что прямо так вот все и оплатите, если что? Соседи подо мной — люди не бедные…
— По поводу трехсот рублей — вы сами выбрали такой путь общения со страховой компанией, мы вам ничего не навязывали. А насчет ремонта так скажу: если окажется, что прорвавшая труба установлена не кустарным способом, а мастером, имеющим на это дело сертификат, или в ЖЭУ вам дадут соответствующую справку, тогда оплата страхового случая в размере 100 тысяч рублей обеспечена.
— Понятно: проще вам все-таки отдать эти деньги лично, ничего не оформляя: толку от такого полиса все равно никакого.
Но Анна Сергеевна все-таки потратила на меня 20 минут своего рабочего времени и оформила договор на страхование жилища.
— Надеюсь, когда уйду от вас, не будете мне копья ненависти метать? — пытаюсь грустно шутить, выходя из офиса. — Мне еще домой нужно доехать.
— Нет, что вы, — искренне улыбается Анна Сергеевна, успев, кажется, уже ко мне проникнуться. — Мы тоже люди, все понимаем.

Ответный шаг

Домой я приехал расстроенный. Даже три рюмки водки, принятые в качестве профилактики, не привели в норму мое душевное состояние. Утром я понял, что помочь мне может только действенный ответный шаг. Еще раз позвонил в антимонопольный комитет, рассказал, как сходил в страховую компанию — там опять посочувствовали и предложили направить в их адрес заявление-претензию, форма свободная, с требованием расторгнуть навязанный мне договор страхования жилища и возмещения полной стоимости страховой премии по нему.
Сказано — сделано. Три часа тщательных поисков в Интернете, и нужные для заявления формулировки из Гражданского кодекса, Законов «О защите прав потребителей» и «Об ОСАГО» успешно найдены. На почте за обычное письмо с уведомлением на имя руководителя страховой организации, заканчивающееся обещанием в случае неудовлетворения моего требования обратиться в контролирующие органы и суд, просят полсотни рублей. Ладно, думаю, тут отступать будет совсем уж глупо. Не прошло и двух дней, как на мобильный поступает звонок с незнакомого городского номера.
— Андрей Васильевич? Здравствуйте! Это Анна Сергеевна из страховой компании. Помните меня? Хорошо. Что ж вы нас так не уважаете? Мы к вам со всей душой, а вы… Могли бы и нас понять.
— Анна Сергеевна, у вас что-то конкретное ко мне?
— Будьте добры подъехать к нам в офис для аннулирования договора страхования жилища. Только оригинал полиса, пожалуйста, захватите, паспорт и номер банковского счета для обратного перечисления денежных средств.

Жадный старикан

Вечером того же дня рассказал о своих злоключениях старшему товарищу, полковнику милиции в отставке, пожилому уже человеку.
— Ничего удивительного, мой юный друг: они и ко мне также отнеслись. Вначале все без вопросов, а потом подсунули на подпись полис, помеченный 30 сентября. Если что, на него не распространились бы изменения для страхователей, заключивших договоры ОСАГО с 1 октября 2014 года. Говорю, что ж вы делаете, не стыдно? А они только хихикают, хотя мне уже во внуки годятся…
— Но потом все-таки без проблем все оформили?
— Какой там! История точь-в-точь как у тебя. Только когда уходил, еще и шикнули вдогонку: вот, мол, жадный старикан — за копейку удавится. Не стерпел, ответил так, что замолчали всем офисом. Но осадок остался: еле домой доехал — так сердце сильно прихватило.
…Такой вот, значит, свежий, но совсем не веселый прикол из моей богатой на события жизни. Но вместе с тем очень поучительный прикол: надеюсь, приобретенный мной весомый опыт пригодится и другим.

Андрей КОВАЛЕВ

Комментарий специалиста

Руководитель Роспотребнадзора по Брянской области Валентина Фащилина:
— К договору ОСАГО, или обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, подлежат применению нормы статьи 426 ГК РФ о публичных договорах, из которой следует, что страховая организация должна осуществлять такое страхование каждого, кто к ней обратился. При этом страховщик не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другими в отношении заключения названного договора.
Действия страховщиков, выражающиеся в попытках обусловить заключение договора ОСАГО необходимостью заключения иных договоров страхования, следует рассматривать как действия в «обход закона с противоправной целью» (статья 10 ГК РФ), приводящие к воспрепятствованию гражданину — владельцу транспортного средства — исполнить законную обязанность по страхованию риска своей гражданской ответственности.
Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары не допускается (пункт 3 статьи 426 ГК РФ), а при необоснованном уклонении от его заключения применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 ГК РФ: «Если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор». Сторона же, уклоняющаяся от заключения договора, должна в этом случае возместить другой стороне причиненные этим убытки — если на то будет решение суда.
Надзор за деятельностью субъектов страхового дела осуществляется Банком России.

ПАМЯТКА
Изменения для страхователей, заключивших договор ОСАГО с 1 октября 2014 года:
1) Увеличение страховой суммы по имуществу:
С 1 октября 2014 года страховая сумма по ОСАГО за вред, причиненный имуществу потерпевшего, увеличивается до 400 тысяч рублей. В случае причинения вреда имуществу нескольких лиц потерпевшие имеют право на получение возмещения по ОСАГО в пределах 400 тысяч рублей на каждое транспортное средство.
По договорам, заключенным до 1 октября 2014 года, максимальная выплата за вред, причиненный имуществу одного лица, составляет 120 тысяч рублей; за вред, причиненный имуществу нескольких лиц — 160 тысяч рублей на всех.
2) Изменение предельной величины износа деталей:
По договорам ОСАГО, заключенным с 1 октября 2014 года, предельное значение износа деталей, учитываемое при определении страховой выплаты, снижено с 80 до 50 процентов.
По договорам, заключенным до 1 октября 2014 года, предельное значение износа деталей, учитываемое при определении страховой выплаты, составляет 80 процентов.
Выплата за детали, существенно влияющие на безопасность транспортного средства, производится без учета износа. Лимит страховой выплаты по ОСАГО определяется исходя из условий договора ОСАГО, заключенного с виновником ДТП и с учетом применимых к нему норм права. Информацию о статусе бланков полисов ОСАГО и дате заключения договора можно узнать на сайте Российской ассоциации страховщиков.
3) С 1 октября у водителей также появилась возможность пользоваться расширенным до 400 тысяч рублей европротоколом — упрощенного варианта оформления аварий, когда гаишника не нужно вызывать на место ДТП, и если машине нанесен ущерб до 50 тысяч рублей — на территории Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Для этого наряду со стандартным набором документов владелец должен предоставить страховщику фотографии с места аварии, а также данные со специальных датчиков, которые фиксируют ускорение и GPS-координаты машины (оборудование нужно установить в авто заранее). Однако эта опция пока недоступна водителям: требования к терминалам-датчикам должно еще утвердить Правительство России. Минтранс соответствующий проект подготовил, но до середины ноября он будет проходить публичное обсуждение.
4) Сокращен с 30 до 20 дней срок урегулирования страхового случая. А с 1 октября 2015 года со 160 тысяч до 500 тысяч рублей увеличатся выплаты по ущербу жизни и здоровью.

Обсуждение закрыто.