Пятница | 17 Ноябрь 2017

БОГОМАЗ. НЕФОРМАЛЬНО.

15 Окт 2014 | Рубрика: Политика

422014_010Ничего подобного — «спуститься на землю» — не мог себе позволить ни один из прежних губернаторов Брянской области: ни Юрий Лодкин, ни Николай Денин. А Богомаз смог и не важно, что только врио главы региона он пока. Александр Васильевич взял и, никого не предупредив, приехал в восьмом часу вечера в один из молодежных клубов Брянска на неформальную встречу нового заместителя губернатора Александра Коробко с региональными журналистами.

Вчерашний мэр Стародуба теперь отвечает, в том числе, и за информационную политику в регионе. Вместе с назначением он понял, что хочет лично познакомиться с «акулами пера», поговорить со всеми по душам. Поэтому решил сделать это неофициально, вдали от высоких кабинетов. Коробко наверняка знал, что на встрече будет и шеф. Но до последнего никому ничего также не говорил. И вдруг тот, к немалому удивлению десятков журналистов, возник на пороге…
Сразу стало понятно, почему Александр Коробко, хоть и привыкший к публичности, все равно немного нервничал и не приступал к общению, намеренно затягивая ее начало. Но причина «задержки» главы региона, приехавшего, в общем-то, вовремя на встречу с пишущей и снимающей братией, была известна, как ни странно, только репортеру «ВлД», немного замешкавшемуся на входе в клуб.

Водитель Александра Васильевича и сопровождавший его патруль ДПС долго не могли припарковаться, и в итоге вынуждены были остановиться через три больших двора от нужного заведения. Оно — грустная проза жизни — находится в 5-м микрорайоне Брянска, ярком примере «точечно-уплотнительной» застройки, раздражающим своей градостроительной хаотичностью даже привыкших ко всему таксистов. Но это та проблема, которая актуальна уже не только для областного центра, но и для Клинцов.

Наверняка новый рулевой области обратил на это внимание. Но вида как бы не подал — спустившись в подвальное помещение клуба, быстро зашел в небольшой конференц-зал, в углу которого на столе уже были приготовлены чай, кофе и вкусная выпечка, в бодром расположении духа, хотя и несколько уставший. Мгновенно приободрившись, Александр Коробко выразил надежду, обратившись к журналистам: «Хочется, чтобы все было открыто, открыто, открыто…»
Журналисты не подкачали — такой необычной «пресс-конференции» еще не было. Вопросы господину Богомазу задавали разные, включая и личные. От ответов он не уходил, хотя периодически и опасался, замечая в шутку: «Ох, наговорю я сейчас вам тут, а вы потом такое напишите!». Но боялся он зря: журналисты, если к ним с душой, народ благодарный — просто так словом не обидят. Жаль, не все власть имущие это понимают. Приводим основные мысли, которые новый глава Брянщины — представитель исполнительной, «первой власти», высказал во время «неформального» диалога с представителями «четвертой власти».

О чиновниках и СМИ

Чиновник должен бояться журналистов, но не в т ом смысле, что представители СМИ что-то напишут о нем в принципе, грязь выльют в эфир или на страницы газет, а в том, что правду напишут. И ему станет неловко.
Но сегодня чиновник понимает, что может безнаказанно что-то творить, а журналисты — писать все, что угодно. Ругать незаслуженно. Поэтому Васька кушает и ест. Но проблем в Брянской области действительно хватает. Это те конюшни, которые нужно разгребать.
Я обязательно открою областную администрацию в информационном плане, ее деятельность для общества и журналистов. Те препятствия, «блоки» которые существовали ранее на пути добывания информации, я уберу. Подождите, мы дадим скоро много интересной информации, чтобы журналистов «насытить».

О картофеле и миллионах жены

До того, как возглавить регион и избраться в Госдуму, я возглавлял крупнейшее в России крестьянско-фермерское картофелеводческое хозяйство. Оно расположено в Меленском сельском поселении Стародубского района. Но картофелем заниматься меня жизнь заставила. Хотя я технарь по образованию, закончил аспирантуру.
…Вынужден был начинать хозяйство с одного трактора. Теперь оно лидер России по производству картофеля — 7 процентов всего отечественного урожая Меленск дает, и зерна 100 тысяч тонн тоже он: 15 процентов аграрного ВВП России — это наш Меленск. А чем мы отличаемся от других? Почему они тоже так не могут? У нас дожди чаще идут или нам деньги перепадали лишние, или земли у нас лучшие? Нет. Мозгами взяли!

К моим годам у меня нет ни замка, ни дома роскошного, ни недвижимости за рубежом. Хотя некоторые упорно пишут, что состояние моей супруги полмиллиарда рублей. Но никто не задумался, что эти деньги — не личное состояние, а «оборотка». И эти деньги были заработаны не торговлей. А на земле, на 6 тысячах гектаров. А раз так, то это ж умнейший человек нашей планеты! Получить 100 тысяч рублей с гектара — ему нужно дать Нобелевскую премию.
У нас в стране 52 процента земли всего мира. Если столько же, как у нас, каждый гектар будет давать, то никакая нефть не нужна будет. Однако бизнес, связанный с производством, он тяжелый, но почетный. Если в нем не воровать. Жалею, что его бросил.

Об отношении к деньгам

Я к деньгам отношусь ровно. На хлеб уже себе заработал, дети — у меня два взрослых сына, третий умер — тоже успешны. Если что и меня прокормят. От власти зарабатывать не хочу. Хочу остаться тем, кем был до прихода во власть.

О кандидатской диссертации

Когда в Госдуме рассматривался вопрос о реформировании РАН — Российской академии наук, я, будучи членом комитета по науке, выступил «за». Во время обсуждения проблемы нам показали, чем занимается академия: на каждого академика было по 2 гектара земли в Москве. Продавай землю и можешь всю жизнь ничем не заниматься. Но РАН не может заниматься землей в столице. Тогда мы поняли, что нужно решать проблему.
Но как только я выступил за реформирование Академии, так сразу выяснилось, что у меня, оказывается, «левая» диссертация. По картофелю! У меня! А у кого она тогда, скажите, «правая»?

О «неправильной» информации

Все журналисты вдруг написали, что я своровал свою кандидатскую диссертацию. Я человек простой и тогда еще, добрая душа, отвечал на телефонные звонки от незнакомых людей. Звонят мне из какого-то издания и спрашивают: правда ли, что наши с женой диссертации — плагиат? Я рассказал все подробно. У меня диссертация была по выращиванию картофеля, а у нее по переработке — она брала два сорта «Инноватор» и «Кураж», которые использовала. Люди, которые могут читать такие диссертации, наверняка не все в них поймут.
В итоге из моего телефонного интервью почти все выбросили, написав, что депутат Богомаз… признал факт плагиата своей диссертации, и она у него одинаковая с женой. Теперь не даю интервью незнакомым людям. Так не надо делать — задавать коварный вопрос, затем выбрасывать из ответа суть и выдавать в СМИ только начало и конец.

Или вот телеканал «Брянская губерния» недавно показал, что в Стародубском районе есть фермер Асламов, который раньше стоял с «палочкой» на посту ДПС, а сегодня вырастил 80 тысяч тонн зерна. Почему показали только конец истории, озвученной на губернаторской планерке, а начало не показали? А оно было таким: в Клетнянском районе намолотили в разы меньше зерна, чем один фермер Асламов. Простой постовой — без поддержки властей и субсидий сделал больше, чем весь район. И я спросил вице-губернатора Касацкого: «Александр Иванович, в сельское хозяйство Клетнянского района мы вложили больше 100 миллионов рублей. Где эффективность?» Но и смысл сюжета потерялся.
В сельском хозяйстве нужно показывать, обучать, показывать свой успех. Сегодня всем должно быть стыдно, если они скажут, что неуспешны. Если ты неуспешен, такой мой подход, то ты вор или дурак. Поэтому когда мне несут на утверждение прошение на присвоение звания «Заслуженного работника», а он все сельское хозяйство в округе развалил, то я не знаю даже, как поступить…

Об агрогородках и фермерах

Почему у нас фермеры успешны, а агрогородки, в которые мы вложили с 2006 года миллиарды рублей, из которых 120 миллионов — одни только проценты по банковским кредитам, — нет? Одно фермерское хозяйство подчас производит больше продукции, чем все 18 агрогородков Брянской области вместе взятые. Непонятно, куда все эти годы вкладывались деньги…
Деньги на агрогородки мы берем не из своего кармана — брали б их из своего кармана, да ради Бога. Но берем из сферы медицины, культуры, образования, благоустройства. Отнимаем у детских садов, у спорта. Мы не отказываемся от агрогородков. Проблема в другом: я за них, но с другим лицом и с другим к ним подходом. Непонятно, как там сделаны фермы. Они не стоят тех денег. Нельзя вкладывать деньги в пустоту. Но теперь мы даже не можем их продать.

У Брянской области 12 миллиардов рублей кредитов, из которых только 1 миллиард выдавался под «бюджетный» 1 процент. И когда мы замышляем какое-то производство, то должны понимать, что получим на выходе. А получаем развал. То есть если у нас работает то же «Царь-мясо» или «Дружба», то понятно, что им нужно помогать, так как только «Дружба» производит более 700 тысяч голов свиней. Это те производства, которые дают рабочие места и ВВП, и перспективу на будущее. А тут, какая перспектива? Надо думать, как теперь продать агрогородки…

О нашем и их потенциале

В 1914 году мы кормили себя и еще полмира. А сегодня себя не можем прокормить. При этом все говорят, что нужно равняться на западных сельхозпроизводителей. Посмотрел я на Западе, много поездив по заграницам, как они работают на земле. И понял, что у них нет наших условий.
Реформатор Петр Столыпин дал когда-то шанс развития России, довел кредитование сельского хозяйства со стороны государства до 97 процентов, остальное давал человек. У нас сегодня — 90 процентов. Тем, кто работает. Вот только несколько цифр в подтверждение моей мысли.

Все пишут, что в Евросоюзе дотация сельхозпроизводителям на гектар земли составляет 380 евро, но минеральные удобрения у них стоят в переводе на наши деньги больше 75 рублей за килограмм, а у нас азот — 33 рубля. Дизельное топливо у нас стоит 32 рубля, а у них — 80. Налог на землю у нас 50 рублей с гектара, а у них — 25 евро. Та же аренда земли, у нас ее половина в обороте, а там — 90 процентов, и она почти вся за церковью, которая берет 1000 евро за гектар! Чтобы у них быть успешными, нужно получать 80 центнеров зерновых с гектара, а у нас достаточно 25 центнеров. Так у кого больше потенциал — у русского человека или у них?

Инвестиционные кредиты у них дают под 4 процента, да, это очень мало, а у нас — под 13. Но никто не говорит, что у нас 8 процентов субсидирует государство, а до этого года под «оборотку» было и вовсе — 10,47. Оставалось 2,5 процента. И там инвестиционный кредит дается на 8 месяцев, а у нас — на год. Вот об этом нужно говорить, больше о том, что у нас хорошего в стране. Но и плохого, конечно, тоже. И вот когда мы вместе это сделаем, тогда будет хорошо.

О воздушных замках

Оставшимся на местах чиновникам и управленцам меня сложно будет обмануть в экономике. Я — математик, считаю в уме без машинки. И когда я понимаю, в чем проблема, то…
Взять фабрику мороженого, построенную за немалые бюджетные средства. Вот меня спрашивают, что с ней будет, почему она до сих пор не работает? Я уже тоже задавал этот вопрос нашим депутатам, кто ее купит? Все ж в Облдуме поддерживали ее строительство. Но на вопрос не ответили — все промолчали. На мой взгляд, власть не должна заниматься такими проектами. Проектами, которые не принесут ничего хорошего — ни фабрикой мороженого, ни агрогородками. Этим должен заниматься бизнес.

Еще мы построили в Фокинском районе Брянска огромный хлебокомбинат. Вложили в него 2 миллиарда бюджетных рублей и в итоге получили проблему, которая будет аукаться и через год, и через два. Проблему, которую сама же себе создала власть. Но разве у нас в регионе есть трудности с производством хлеба? У нас проблема его сбыта. Те хлебокомбинаты, которые уже есть, не могут продать свою продукцию в полном объеме. А это предприятие станет монополистом и будет давить другие хлебокомбинаты, поменьше.
Почему бы не построить завод по переработке сахарной свеклы? Он бы работал на Лопандинский сахарный завод и позволил сельскохозяйственным предприятиям выращивать свеклу, которая суперприбыльная. Это то, что понятно: вкладываем деньги, и увеличиваем рабочие места и налогооблагаемую базу. Хлебокомбинат же никогда не окупится.

О предвыборных обещаниях

Сегодня мне очень сложно. Перед выборами в области было выполнено строительно-монтажных работ на 4,6 миллиарда рублей — и все в долг, «в счет будущих побед» строилось. Но все это ложится на бюджет 2015 года.
Сидели мы с моим замом Забровским и думали, где же взять хотя бы 500 миллионов рублей, чтобы погасить задолженности строительным организациям? Иначе они будут банкротами. За ними ведь стоят люди. Им поставили строительные материалы в долг. У них задолженности по зарплатам.
…Волосы у меня уже не дыбом — стали укладываться. Но ясности пока нет — ее ни у кого не может быть. Знаете, чем дурак отличается от умного? Дурак никогда ни в чем не сомневается.
Моя цель — за все хорошее радеть и против всего плохого. Моя цель — сделать всех счастливыми.

О новом Правительстве

Власть должна слушать народ и принимать решения. Самое главное, чтобы не было во власти таких «стародубских», которые до этого просто были безработными. Мой новый заместитель Александр Коробко, отвечающий за взаимодействие с муниципальными образованиями и информационную политику, не такой. Еще вчера он был мэром города Стародуба, и когда покидал эту должность, люди там реально плакали — не было такого, как обычно: ушел чиновник, и люди перекрестились, ну наконец-то, слава Богу.
Я и президенту объяснял: Александр Михайлович — это образец управленца. Всенародно избирался. Не с помощью власти, а вопреки ей, а потом два раза еще и депутатом. Вообще, людей способных у нас в области много, но так уже получается, что зачастую взять их неоткуда. Никогда не буду говорить, что все наши люди — воры. Один где-то ворует, и потом все думают, что везде так.
Наши чиновники, которые с моим приходом остались без работы, я им говорю — займитесь бизнесом. А они — нет, не хотят. Как же так, удивляюсь? Вы же управлениями и департаментами руководили, а предприятиями, которые сами же и создадите, не хотите! Увы, сегодня многие готовы руководить, зарабатывали деньги с помощью власти, а самостоятельно не могут этого делать — вот это проблема. Хотя я обещаю им помочь…

В областное Правительство пришло много новых людей. Но вице-губернатор Касацкий сохранил свою должность. Однако по своему положению он отвечает теперь только за сельское хозяйство, в котором разбирается.
Мы сегодня взяли из Москвы Евгения Юрьевича Тилюпа, он назначен директором Департамента внутренней политики Брянской области. Журналисты и другие возмущаются: типа непонятно, кто он и откуда. Но он не политтехнолог, как пишут. Он окончил с отличием такое учебное заведение, о котором я даже боюсь говорить. Он приехал в Брянск и за две недели дал мне полную выкладку, кто чего стоит в районах. Человек, который руководил исполком аппарата партии «Единая Россия». Вот покопайтесь, посмотрите, кто он. Что окончил, чего стоит. И сразу все станет ясно.

…Когда я недавно поздравлял работников культуры с профессиональным праздником, то был в Карачевском районе, в местном доме культуры. И там было на что посмотреть: дети в кружках занимаются, секции работают, здание в порядке, везде чисто и ухожено. Вот и думайте: бюджеты в той же культуре у всех одинаковых, но эти работают, а другие — только жалуются. Потому что эти — фанаты своего дела.

О предшественнике

С Дениным я с момента назначения не встречался. И где он сейчас, не знаю.

О «точечных» застройках

Это беда. Взять Брянск — нет плана развития города. Сегодня разговаривал с новым мэром областного центра Вячеславом Тулуповым. И обозначил первоочередную задачу — развитие города, чтобы все понимали, что нас ждет через 20 лет. Жизнь не стоит на месте. Где раньше планировались дороги, теперь не проехать.
Если мы не примем обоснованный план развития города: где будет развязка, где будет кольцевая, где школы и детсады, — то беда. Потому что каждый будет считать, что здесь лучше построить именно то, что ему кажется правильным и важным для себя. При этом у нас менялись архитекторы, и непонятно было, чем один лучше другого.

О школьной форме

Сейчас много разговоров на эту тему: нужна она, или нет. Я считаю школьную форму хорошим начинанием, так как она с детства позволяет детям не стать «разными». Когда в школу одни дети приходят в перстнях золотых, а другие — в плохенькой одежде. В школе дети должны быть одинаковыми. В хорошем смысле. Хватит плодить расслоение, что этот умный, но бедный, а этот богатый, но дурак. Самые большие ценности — это знание и ум.
Но не должно быть так, что форму родителей понуждают заказывать только у Брянского камвольного комбината или где-то еще. Родители могут купить форму и на стороне, если она соответствует деловой расцветке и фасону.

О сыновьях

Когда мои два сына учились в Брянске, то, понятно, что уже тогда я мог позволить себе снять им неплохие квартиры. Но они жили в институтском общежитии, как все, чтобы почувствовали, как живут остальные. Важно, чтобы ребенок, которому созданы идеальные условия, не превратился с годами в хама…
Поэтому я сегодня сыновьями горжусь. И могу носить их на руках, потому что они знают, что не дай Бог скажут кому-то плохое слово или не поздороваются, то у них будут проблемы. Я их никогда не бил, но, известно ведь, что словом можно даже больше обидеть.

О бюджетных деньгах

В регионе реализуется программа государственной поддержки малого и среднего предпринимательства. На его поддержку выделены были гранты — более 300 миллионов рублей. Вначале я все спрашивал у директора департамента экономического развития Брянской области Геннадия Сафонова, пришли ли в область эти деньги? Потом, когда пришли, говорю: давай поместим информацию об этом в газетах? А мне — лучше в электронном виде, и на сайте департамента. И я понимаю, почему он так сказал. Потому что бюджетные деньги, по мнению неких чиновников, любят тишину.

Тогда я сказал, чтобы в каждой районной газете дали необходимую информацию, какие цели и задачи у этой государственной программы по поддержке малого и среднего предпринимательства, чтобы был порядок получения грантов расписан. Про эту программу должны знать все — и кто уже работает, и кто планирует начать свою деятельность. Уже сегодня должно быть ясно, кто участвует в конкурсе, сколько всего предпринимателей, в какой сфере деятельности, что мы получим от развития конкретного направления, какие будут налоговые отчисления.
И это касается исполнения всех программ — чернобыльских, сельского хозяйства — все должно быть прозрачно и понятно. А то — тишина: когда подходит конец года, деньги не розданы и не освоены. Потому что проблем, оказывается, будет больше, чем, если бы раздали. Но деньги нужно все равно раздать. И вот тогда, в конце года начинается суета по их освоению. Чтобы хоть кому-то их дать. А хоть кому-то — это значит, понятно, за что. Поэтому я и посоветовал Сафонову искать новую работу.

О клинцовских властях

Вот вы говорите, что прежние градоначальники Клинцов, которых я, будучи депутатом Госдумы, критиковал за «распродажу» муниципального имущества, «спокойно» ушли в областную Думу, но их команда все равно осталась управлять городом…
Хотите, отвечу по клинцовским властям откровенно?

Когда-то я работал в команде губернатора Лодкина, но это не значит, что я остаюсь его человеком, я не той команды. Я сам по себе. У меня свое мировоззрение и свои взгляды на вещи и свои пути решения. То же самое и здесь. Уходит командир, и человек волен поступать дальше так, как считает нужным.
Как бы мы не относились к Клинцам, эти ушли, ушли в Думу, их избрали. А теперь там, в Клинцах, другие депутаты, которые вольны в своих поступках и решениях.
…В Клинцах многое изменилось, город преобразился. Но люди видят вершины, как сделано на сегодня, а как им удалось этого достичь, не вникают. У того же асфальтобетонного завода задолженность 500 миллионов рублей за уже выполненную работу, и немалая доля этой задолженности за Клинцами — дорога сделана, а денег нет. Вот эта проблема.

Об общественных организациях

Если у общественных организаций, представленных в Брянской области, нет финансирования из-за рубежа, то мы будем им помогать. Если бы не было финансирования из-за рубежа, то и Майдана не было бы на Украине.

О шансах на успех

Шансы у Брянской области вылезти из ямы есть. Главное, чтобы было желание. Главное понять, что сегодня нужно сделать и куда идти дальше. Но сделать сегодня что-то волшебное не удастся.
Сегодня, когда бюджет области 27 миллиардов рублей, а консолидированный бюджет — вместе с Брянском и районами — 37 миллиардов рублей, нужно думать, как отапливать наших жителей и социальные учреждения. Мы уже запустили отопление в школах, но задолженность за газ 3 миллиарда рублей.
Никто денег просто так не даст. Нужно думать, как наполнять бюджет. Но продавать уже нечего, чтобы пополнять бюджет. Нужно наводить порядок и с государственными предприятиями, и с недвижимостью, но это не делается за один день. Непорядок просто, когда в черте Брянска продают гектар земли за 30 копеек…
Сегодня нужно думать, как выкупать Брянский асфальтобетонный завод, спасая его от банкротства. Нужно 800 миллионов рублей. Можно и не выкупать его, да, но завтра за ремонт любой ямочки на дороге нужно будет заплатить в пять раз больше. Сегодня мы можем решить одну проблему, не выкупив этот завод. А завтра их появится в этой связи в пять раз больше.

Задавал вопросы, слушал и записывал ответы Андрей Ковалев
Фото автора: на встрече с журналистами (справа А. Богомаз, слева А. Коробко)

Обсуждение закрыто.