Понедельник | 26 Июнь 2017

Евразия до половины — II

24 Сен 2014 | Рубрика: Культура

392014_0015Великий Новгород

Северная Русь — средоточие достопримечательностей и святынь. Несколько отклонившись от направления, решили заехать в Новгород. Стояли белые ночи, спать не хотелось, подкреплялись кофе из термоса и в придорожных кафе. Не доезжая десяти километров до Новгорода, посетили Хутынский монастырь, располагающийся на правом берегу реки Волхов. Видны постройки издалека. Согласно преданию, место это находилось во власти нечистой силы и называлось Хутынь, то есть «худое место». Всю свою долгую историю, начиная с XII века, Спасо-Преображенский монастырь был мужским, теперь он женский.
Главная святыня — находящиеся под спудом, т.е. не в открытой гробнице, мощи преподобного Варлаама. Собор монастыря огромный, белый внутри и снаружи, без росписей, построен с гульбищем или большой террасой, где продают свечи, книги, иконы.

В самом Новгороде едем на Ярославово дворище — постройку XII века с несколькими древними церквями, в которых не ведутся службы. Проезд по мосту через Волхов, рядом небольшой причал — за 250 рублей можно покататься на пароходике.
Останавливаемся возле Новгородского кремля. Проходим мимо знаменитого памятника 1000-летию Новгорода в Софийский собор, на самой верхушке которого работали альпинисты-реставраторы. Окон в Святой Софии практически нет — только узкие бойницы, через которые узкими полосками проникал свет. Темно, свечи не горели. Здешние святыни — мощи благоверных князей и Никиты, епископа Новгородского, которого на иконах изображают безбородым. Когда тот был иноком Киево-Печерской лавры, его прельстил дьявол, заставил отринуть Новый Завет и принять только Ветхий, наделив даром знать его наизусть.
392014_0016Справа в соборе — икона Пресвятой Богородицы «Знамение», не раз спасавшая город. Собор перестал быть музеем в 1991 году. Сегодня он имеет статус кафедрального — службы по праздникам и воскресеньям совершает местный архиепископ. К иконам и мощам никто не прикладывается. Фотографии в Святой Софии платные.
Новгород можно рассматривать неделю, здесь много неработающих церквей, имеющих статус исторических памятников. Один храм, мимо которого мы проезжали — в бурьяне, в зарослях кустарника, хоть и построен в глубокой древности.
На берегу озера Мячино находится музей народного деревянного зодчества «Витославлицы». Сюда свезены со всей Новгородской области различные деревянные постройки вроде мельниц, часовен, изб. Мы здесь не останавливались, все было хорошо видно со стороны. Псков и Новгород располагаются углами вытянутого ромба, верхней и нижней частью которого являются Питер и Москва. В следующий раз доедем и до знаменитого Пушкиногорья.

Музей кошек

На стене дореволюционного дома установлена большая вывеска «Республика кошек». В каких-то двухстах метрах от Медного всадника располагается сидящий на чемодане, как на постаменте, Медный кот — скульптура, сваренная из пластин и мотков толстой проволоки. То, что трудно назвать музеем этого вида животных, но нельзя обозначить и питомником, располагается возле Исаакиевского собора, вход — прямо с улицы. Это не царство, что было бы характерно для имперской столицы, а именно республика. Вход в музей по предварительной записи, но так как мы пришли первые, в 11 часов утра, то нас пропустили.
Посещению «республики» предшествует беседа с экскурсоводом, которого также можно назвать хранителем или аниматором. Затем попадаешь в предварительное помещение типа полукафе или полумагазина — здесь множество рукотворных вещичек, связанных, конечно же, с кошками — коврики, варежки, носки, брошки и прочее. Перед посещением этого музейчика совершается ритуал посвящения «в кошачье племя» — каждому посетителю выдают специально заказанный чистый бланк «кошачьего паспорта», где в графе после имени и фамилии ты должен написать свой возраст, поделив цифру человеческих лет на семь. Обязательно каждый должен помыть руки, после чего пройти в изящно изготовленный большой сказочный шкаф-гардероб. Там нужно три раза мяукнуть, тем самым оставив все человеческое, и тогда ты будешь допущен в зал, где тебя уже как равного ждут около тридцати кошек разных пород. День они здесь «работают» и «живут», а на ночь их увозят в специальный питомник.
Первое, на что обращаешь внимание — это золоченое кресло высотой в два метра. Залезть можно только по стремянке, но кресло — символ и осуществление того, что ты, человек, оказываешься в «подножном» положении той самой кошки, таковы пропорции тебя и кресла. Из коврового материала сделаны круглые ячейки для отдыха — в голубом тоне устроена кошачья спальня-опочивальня. Проходишь на кухню и видишь столовую — у каждого питомца здесь своя индивидуальная плошечка. Экскурсовод учит этикету в кошачьем мире. Лысый сфинкс вполне дружелюбен — его нужно не гладить, как обычного кота, а пощипывать. Температура тела у котов этой породы выше на один градус, чем у собратьев, и чтобы не замерзнуть, он любит спать среди пушистых котов. Чрезвычайно пушистый кот мейн-кун растет до трех лет, но уже в девять месяцев представляет собой довольно крупный экземпляр.

392014_0017Показывают кошку гигантского размера, похожую на рысь. Экскурсовод рассказывает, что прежний хозяин, который купил эту кошку за 300 тысяч рублей, отдал ее в музей, потому что она отличалась непослушным характером и испортила ему ноутбук. Кошек часто приносят сюда, но принимают не всех — только породистых. Трех непримечательной внешности «гражданок» отрекомендовали как «эрмитажных» (они воспитывались в подвале Эрмитажа). Говорили, что в знаменитом музее очень много котов, которые живут в подвалах и охраняют картины в запасниках от крыс.
В 12.00 в музей пришли праздновать день рождения какой-то девочки. По желанию посетителя здесь могут устроить настоящий банкет с участием всех обитателей «Кошачьей республики».

«Диво-остров»

Главный парк развлечений в Питере располагается на Крестовском острове, несколько в стороне от центра. Вот уже десять лет «Диво-остров» считается лучшим собранием аттракционов в России. Огромная территория, которую трудно обойти, устроена с газончиками, лужайками, на которых располагаются многофигурные композиции — гигантские ковбои, индейцы, лошади, овцы и петухи. Аттракционы, а это не менее 20 разных «блюд», предлагают степень адреналина в шкале от 1 до 100, в зависимости от того уровня, который ты можешь и хочешь испытать.
Вообще вход в парк бесплатный, а можно в кассе за тысячу рублей купить браслет и кататься на всем этом безумном великолепии до девяти часов вечера. Вообще «Диво-остров» работает до 12 часов, поздно вечером — скидка 30%. День был будний, вторник, но желающих испытать острые ощущения нашлось много.
Начали мы с больших русских горок (ничуть не уступающие диснейлендовским стандартам выкрутасы на большой высоте и скорости). Это, так сказать, для разминки. Основное и «перченое блюдо» — «Катапульта». Здесь самая большая очередь из желающих, на «смерть» люди идут совершенно бесстрашно. Естественно, маленьких сюда не пускают, только взрослых. Два человека садятся на небольшом расстоянии друг от друга, автоматические поручни закрепляют туловище почти намертво. Высота, на которую тебя «выплюнут» на тросе всего за какие-то 15 секунд (скорость 200 км в час) — 75 метров. Назад в свободном падении ты летишь к земле лицом вниз. Всего стреляют тобой из рогатки четыре раза, и ты летишь вверх с визгом и свистом разматывающейся стропы, а вниз — в замершей тишине, даже кричать становится «бессмысленно».
Самым страшным считается аттракцион «Шпиль»: садишься спиной к спине, даже глазом зацепиться не за что. Перед тобой — пустота. Надо преодолеть свой страх, очиститься — пережить этакий катарсис, увидеть себя со стороны беспомощным существом. Вопль, безумный и истошный, переходит в раскатистый и истерический смех. Мы спросили охранника о том, были ли в «Диво-острове» несчастные случаи. Оказывается, что на «Катапульте» и «Шпиле» — никогда, а на «Сигарете» (кабинка взлетает, раскачивается и крутится вокруг своей оси на высоте 54 метра) однажды случилось — замерли в воздухе на пять минут, но затем спустили всех. Когда приводишь эти кажущиеся на бумаге небольшими метры — 54, 75, то нужно пояснить, что девятиэтажный дом — это не более 25 метров, т.е. на «Шпиле» и «Катапульте» ты взлетаешь ввысь три раза по девятиэтажке.
На «закуску», так сказать, чтобы успокоить нервы, покатались на Большой карусели. Здесь также есть Колесо обозрения с закрытыми кабинками — самое большое в Питере — около 50 метров.

Квартиры знаменитостей

392014_0018На другой день наша компания разделилась все в той же пропорции — три и один. Трое поехали на Смоленское кладбище к блаженной Ксении Петербургской. Я отправился по музеям, которыми очень богат Питер.
Питерское метро кто-то любит, а кто-то вообще не воспринимает — оно очень глубокое (выкопано под всеми реками), всегда многолюдное, выход к поездам перекрыт железными жалюзи, станции отстоят далеко друг от друга. Я обычно езжу по Питеру на автобусе или хожу пешком. Когда знаешь, куда тебе нужно, нет никаких проблем.
Итак, Фонтанный дом на Литейном проспекте, музей Анны Ахматовой, где постоянно фоном звучит фонограмма голоса Анны Андреевны, где в коридоре под жестяным тазом стоит письменный столик, на котором делал уроки будущий арестант и великий этнолог Лев Николаевич Гумилев. Важным это посещение было и потому, что с разрешения вдовы Иосифа Бродского здесь начала действовать постоянная экспозиция «Нью-йоркский кабинет Бродского» (с Мортон-стрит на Литейный экспозиция перевезена в том виде, какой она была на день смерти Бродского). Вообще музея знаменитого уроженца Ленинграда в его родном городе нет — сегодня, кажется, никто и не собирается выкупать у владельцев квартиры в Доме Мурузи те самые воспетые «полторы комнаты». Зато целый музей-особняк у однофамильца Иосифа — Исаака Бродского. Пройдя дворик, я зашел в Музей музыкальных инструментов — что-то вроде Кунсткамеры для звука — от причудливых форм дудок и лютней быстро устаешь.
За один день я планировал посетить музей Блока, Зощенко, да еще и заглянуть на улицу Морскую к Набокову. Все музеи располагаются неподалеку, разве что до Блока (близ знаменитого Мариинского театра оперы и балета) чуть дальше. Чтобы тебя пустили в квартиру, где жил и умер великий сатирик и ипохондрик Михаил Зощенко, необходимо сначала разыскать нужный подъезд в известном Доме писателей, а затем долго жать на звонок.
После того как выяснится цель визита, тебя впускают в подъезд, а затем открывают тяжелую дверь квартиры. «Откуда Вы о нас узнали?» — подобный вопрос мне приходилось слышать не один раз. В час дня я был первым посетителем музея-квартиры. Спальня-кабинет оставлена без изменения с самого дня смерти писателя — крохотная пружинная кроватка, рядом — небольшого размера лакированные штиблетики, никакого артистического беспорядка на небольшом письменном столе, портрет Льва Толстого на вылинявших обоях. Все, как было при жизни, словно ты пришел в гости к Зощенко, и он (возможно, разругавшийся с женой и живший особняком) проводит тебя в собственный угол, чтобы достать из загашника «четвертушечку» и поговорить, конечно, о литературе.

После Зощенко я отправился к трехэтажному дому по улице Морской, которым полностью владела семья министра Владимира Набокова-старшего. Туристов пускают только на первый этаж, где насколько возможно сохранена обстановка дореволюционного быта высокой аристократии, к классу которой принадлежал автор «Дара» и «Лолиты» Набоков-младший. На вывеске Санкт-Петербургского манежа я прочитал, что там проходила объединенная выставка всех существующих в городе художественных и антикварных салонов.
На входе расположились книжные лотки с самой редкой и элитной продукцией (цены — не московские). Особенно понравились старинные фотографии (изящно подобраны), которые обработаны на компьютере и увеличены до размера большой картины. Этот художественный салон предлагает такую услугу — приносишь фотографию, выбираешь соответствующий образ, а через неделю получаешь напечатанный на легком пластике своей ретро-фотопортрет размеров, например, метр на полтора.
Увы, но в этот день до квартиры Блока я так и не добрался (был раньше, все цело: кабинет, столовая, гардеробная с одеждой самого поэта и его супруги). Приехавшему в город Достоевского непременно нужно посетить музей-квартиру самого Федора Михайловича (метро «Владимирская», рядом, кстати, прямо на первых этажах жилого дома, Владимирский рынок с множеством всяких вкусностей).

Театральный штиль

За два дня в Питере можно было посетить две постановки-реконструкции — в Михайловском дворце наряженные в камзолы и парики актеры показывают, как в 1801 году руками его же придворных был убит Павел I. В доме Юсупова происходит другое «убийство»: Пуришкевич и Юсупов сначала кормят старца Григория Распутина отравленными цианистым калием бисквитами, а затем стреляют в него.
В городе много ночных клубов разного направления — современные танцы, рок, джаз, этника. Всего за 500 рублей звали на сольное выступления Васи из группы «Кирпичи», а также на «Billys band» во главе с бывшим санитаром морга Билли Новиком. Мы предпочли пойти в Театр на Литейном.
В Москве каникулы и прекращение театрального сезона чувствуются не так сильно, хоть какая-либо антреприза, пусть с двумя питерскими актерами вроде Игоря Скляра и Нины Усатовой, но все же идет на каждой площадке. В культурной же столице ни БДТ имени Г.А. Товстоногова (зимой пять лет назад смотрел замечательную постановку «Власть тьмы»), ни МДТ под руководством Льва Додина, ни театр Ленсовета к себе не приглашали.
Представление «Жизнь и смерть Зинаиды Райх» посвящено театральной жизни 20-х годов. Эта женщина была сначала одной из жен Сергея Есенина (в спектакле он то и дело становился на голову и ходил на руках), а затем Музой самого Всеволода Мейерхольда. Зинаида Райх играла во всех постановках мужа (за это ее очень не любили коллеги), а после его ареста и расстрела была убита в их квартире (по официальной версии — грабителями, на самом деле — НКВД).
Выходишь после спектакля на Литейный (перпендикулярно Невскому) — что за чудное место для прогулки — и видишь, что почему-то многие в светлом или даже белом (вроде как мода такая). Крохотные кафешки типа рюмочных или пирожковых, как-то днем их даже и не заметишь.
Почти в 23.00 поехали к Петропавловской крепости, где проводился фестиваль песочной скульптуры. Это уж точно лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Организуется фестиваль каждый год, проходит уже более десяти лет. Мастера изощряются насколько возможно. Этим летом, говорят, большинство заинтересовалось эротической тематикой, но это не очень сильно заметно.
Ходили вокруг Дворцовой площади. Наряженные в сюртуки и бальные платья фотографировались за сто рублей с любым желающим. Спать хотелось сильно, но знаменитого развода мостов (был здесь раз пять, но все гнушался этой процедуры) все же дождались.

Олег ВЕЧОРКО,
фото автора: возле Новгородского кремля; в Музее восковых фигур; в Павловске; аплодисменты «Зинаиде Райх»;
песочная скульптура

Комментарии закрыты.