Среда | 23 Август 2017

Поводы для

10 Сен 2014 | Рубрика: Хочу сказать

Недоумение, дорогие товарищи, обескураживающее недоумение стало лично для меня информационным лейтмотивом на прошлой неделе.
Какую новость не возьми, сплошное недоумение и легкое разочарование
от происходящего вместе с детским удивлением. Хотя давно я уже ничему не изумляюсь из того, что происходит-случается чудесного на родной Брянской земле, да и в России в целом. Но и у меня, знаете ли,
нервы не выдерживают, и мой успокоительный коктейль
из пустырника и валерианы тоже подводит
Сначала меня обескуражила новость, услышанная по местному телевидению — в новостной региональной передаче на федеральном канале: наши драгоценные власти, подав ранее необходимую заявку, приняли для музея-усадьбы писателя А.К. Толстого в селе Красный Рог кучу антикварной и очень дорогущей мебели. Шкафы всякие, секретеры, люстры, стулья и столы — всего более 130 наименований, прямо как у Варфоломея Коробейникова в романе «12 стульев», заведующего старгородским архивом.
Но тут, надо признать, все сложнее. Всю эту восстановленную рухлядь середины и конца XVIII века можно, в отличие от бумажных «артикулов» Коробейникова, пощупать — ее купили у московских коллекционеров за 20 миллионов рублей и привезут в брянскую глубинку! Можете себе представить, какие меры безопасности потребуются восстанавливаемому нынче дому-усадьбе, чтобы ничего из этого, тьфу-тьфу, не уволокли. Ведь музей находится фактически в чистом поле, на приличном удалении от главной дороги, и несколько домишек в зарослях не в счет — никто вора с криками ловить не бросится. Причем это только первая партия такой мебели, будет еще, как говорят, круче нынешней.
Однако очевидные вещи у нас обсуждать не принято — не думаю, что кто-то вообще задумается в связи с ожидаемой мебелью о дополнительных мерах безопасности. И на явное недоумение реагировать у нас тоже не любят. В частности, на недоумение известного литературоведа и исследователя толстовской усадьбы Валерии Захаровой, к которой в какой-то момент власти просто перестали прислушиваться, посчитав ее вздорной и «со своим мнением». Так вот, она не понимает, зачем дому-усадьбе, от первозданного облика которого мало уже что осталось, именно антикварная, а не «мемориальная» мебель. Чтобы пустить пыль в глаза пока еще не народившимся туристам? Чтобы снова громко о себе заявить ради очередного отчета? Но это откровенная глупость, преступный подлог. Кроме того, часть приобретенной мебели установят во флигелях. Зачем — непонятно. Ведь «один из них — это бывшая мастерская, в которой жили дворовые люди…», вполне справедливо, на мой скромный, даже не кандидатский взгляд, изумляется филолог Захарова.
Этот дом-музей вообще очень странно реставрировали последние лет пять. Так, доломали окончательно, вывернув бульдозером наружу по кирпичику еще старый фундамент «садовницкой», не исследовав находившийся под ней возможный культурно-бытовой слой. Удивляться не стоит: как раз заезжал я в тот момент туда — на работах были заняты никогда не устающие представители Средней Азии. Не хочу обижать их напрасно, но они вряд ли слышали о «брянском» Толстом. Отсюда и отношение ко всему тому, что с ним связано, безразличное.

Кстати, о стройке. Проезжал я тут по Брянску. На границе Советского и Володарского районов, перед мостом через Десну, сколько себя помню, а точнее с 1985 года, когда областной центр отмечал тысячелетний юбилей, стоял огромный информационный указатель, свидетельствовавший о пересечении водителями межрайонной административной границы. И вдруг его не оказалось — лежит сиротливо в сторонке, на заросшей обочине. А на его месте вдруг возник классно сделанный другой указатель с крупной и кричащей надписью «Микрорайон Реч…й» — десять нереально огромных и только что возведенных высоток на самом речном обрыве. Дань времени, так сказать: нужно обязательно застолбить полученное непонятно как, против всякого здравого смысла место. А из прежней памяти лишь мелкая подпись на новом указателе, где-то внизу, и ее совсем не видно с дороги: мол, дорогие водители, не пугайтесь — вы по-прежнему въезжаете в Володарский район.
Недоумению моему и возмущению не было предела. Володарский район для меня, скажу по секрету, не чужой. Здесь живут мои родственники. Решил — вернусь домой, загоню пару разгромных и пространных реплик в ряд СМИ, региональных и федеральных, бичом пройдусь, так сказать, по загривкам недалеких строителей-монументалистов, готовых превратить Брянск в одну большую шестнадцатиэтажку. Но кто-то меня опередил. Новый указатель исчез стремительно и в неизвестном направлении. Видно, есть все-таки еще здравые люди во властных верхах: указали они этим горе-зодчим, что не стоит ставить свои сомнительные архитектурные «творения», даже если заместитель полпреда Президента РФ в ЦФО товарищ Зязиков однажды приезжал и хвалил их, выше того, что было не ими совсем устроено. Говорят, исчезнувший указатель сейчас кардинально переделывают: никто не настаивает, чтобы на границе двух районов крупного города продолжал стоять старый и порядком поржавевший — все новое тоже к лицу. Но оно не должно портить этого лица.
Потому как лицо у нас очень на данный момент печальное. «Ни плохо, ни хорошо отношусь к вашему губернатору, но область видно по хозяину — очень вы отличаетесь от Белгорода или Казани, как-то тише у вас все и скромнее», — сказал на своей пресс-конференции один из лидеров и отцов-основателей партии Прохорова «Гражданская платформа» Рифат Шайфутдинов, приезжавший на днях поддержать ее местных кандидатов. И его трудно уличить в предвзятости: мужик давно живет на свете, много чем управлял, дважды был депутатом Госдумы, много мотается по стране, много чего видит — есть с чем сравнивать. А плохо Брянская область выглядит на общем российском фоне почти по всем параметрам.
Промышленность только чего стоит, точнее ее важная составляющая, наш региональный экономический локомотив — машиностроение, к которому на Брянщине причастны целых 28 предприятий. Если областная промышленность потеряла в целом с января почти полтора процента своих производственных объемов, то машиностроение и вовсе — восемь процентов, или в денежном выражении, чтобы понятнее было, почти 17 миллиардов рублей (более половины регионального бюджета). И немного примеров.
Не чужой нам Клинцовский автокрановый завод, по словам его генерального директора Олега Михальчука, которые выдало информагентство «Интерфакс», может снизить в этом году объем производства до 3,6 миллиарда рублей, то есть на 300 миллионов рублей. Вместо 900 кранов предприятие отгрузит покупателям лишь 700.
Будут увольнения? Наверняка. Но об этом уже предупреждали ранее критически настроенные эксперты, но их не слушали и обвиняли в непатриотичной «оппозиционности»: любят у нас только лизоблюдов и «одобряльщиков» — они и есть истинные патриоты. «Если ты хочешь большой кусок, большие гонорары, большие коттеджи и большое все, ты должен вертеть копчиком перед властью, при этом сохраняя достойное выражение лица», — очень точно подметил писатель Михаил Веллер.
Тем временем радужные улыбки не сходили с лица брянского губернатора и прежнего клинцовского градоначальника. Но первый уже — «хромая утка» — скоро, надо полагать, на покой, а второй — совсем не при делах, а скоро еще и депутатом может стать регионального разлива. Что же до промышленности, то трудно не согласиться с одним из комментаторов в Интернете (стилистику его высказывания сохраняю): «Промышленность региона почти полностью неконкурентоспособна!!! Она не может продолжать существование без госзаказов и прочей поддержки, даже, если на закупку зарубежных технологий тратить миллиарды! Чувствовать себя сегодня уверенно можно лишь тогда, когда вы сумели воплотить в производство такие идеи, о которых конкуренты еще просто не слышали! Для этого нужно разыскивать В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ не управленцев и даже не инженеров, а мыслящих людей, изобретателей, конструкторов, как в Израиле, США и т.д. Так вот, что-то не видно, чтобы этим занимались в Брянской области! Если так, то оставьте свои разговоры о процветании и перенимайте лучше незатейливый китайский опыт!»
Но по миру мы, я уверен, не пойдем. Пока о нас думают старшие товарищи. Приезжавший в Брянск председатель комитета Госдумы по транспорту и видный единоросс Евгений Москвичев предложил возродить «пришедшее в запустение в постсоветский период»… речное сообщение, которое «могло бы разгрузить пробки». Шикарная мысль была высказана на совещании во Дворце пионеров — там были не только брянские депутаты Госдумы Екатерина Лахова, Александр Богомаз и дзюдоист Виталий Минаков (эти вообще в последние месяцы только неделимой троицей везде ходят), но и представители Ассоциации международных автомобильных перевозчиков (АСМАП), страховых компаний. А это значит, что предложение депутата Москвичева могут и к сведению принять: если нет еще в кладовке вашей городской квартиры ладно сделанного плота, то очень зря. Кстати, на том совещании и еще одну новацию от партии власти поддержали: о переводе пригородных электричек на отдельные специальные пути. Дескать, тяжелым «товарнякам» они дорогу перекрывают. Без комментариев — сплошное недоумение.
Но я, наверное, сильно ошибаюсь и глубоко заблуждаюсь. В прошлую пятницу в Орловской области прошел Первый молодежный культурно-туристический форум ЦФО, и на нем был проведен конкурс на лучшее мероприятие в сфере молодежного событийного туризма в Центральной России. Небезызвестный Международный фестиваль «Славянское единство», который в этом году в силу понятных причин проходил впервые в своей долгой истории не на общей границе славянских государств, а в Климовском районе, причем без украинцев, завоевал диплом Гран-при… Узнав об этом, я сначала был в недоумении, а потом понял: по всей видимости, карачун пришел этому неплохому фестивалю. Потому как столь высокие награды дают пустым мероприятиям (а в этом году фестиваль именно таким и стал) только из жалости — по совокупности прошлых заслуг (новых уже, вероятно, не будет: трудно представить, что фестиваль и дальше будут «соображать на троих» — еще одна историческая эпоха завершилась).
Но голь на выдумку всегда хитра. И властители наших дум не перестанут подбрасывать нам все новые и новые поводы для недоумения. Вот как раз подоспел очередной — в регионе дали старт раздельному сбору хозяйственно-бытовых отходов, первая ласточка уже свила гнездо в Фокинском районе Брянска, скоро и к нам прилетит.
Проще говоря, там установлены невиданные доселе контейнеры, каждый из которых предназначен для отдельного вида мусора. Правда, пока в «отдельный вид» выделили только лишь «стекло, пластик и металл» — их нужно выбрасывать в «евроконтейнеры» с желтой крышкой. Если эксперимент удастся, обещают местные коммунальщики, перенявшие, как им кажется, удачный опыт в других городах, на улицах появятся «евроконтейнеры с синими крышками — для бумаги».
Но мне, как и остальным скептикам, почему-то думается, что идея эта не очень. Не потому, что я все хорошее априори ругаю и подвергаю осмеянию. Просто нам для начала надо научиться, грызя семечки на улице, не плевать шелуху себе под ноги. Мусорная куча под ними недоумения и резкого внутреннего протеста почему-то у многих из нас не вызывает. Когда будет иначе, тогда и среднестатистический дядя Вася в стареньких тапках на босые ноги, выйдя рано утром к мусорным бакам, не будет полчаса «тормозить», недоумевая, в какой из них ему выбросить окурки, а в какой пивную бутылку. Он просто разложит их по разным бакам в соответствии с цветами их крышек. Но это самое «просто» пока, увы, слишком, сложно для нас. Мы мыслим глобально, не на уровне чистоты и порядка, прежде всего, вокруг себя. А потому и недоумевать, особенно в последнее время, столь часто приходится.
Андрей КОВАЛЕВ,
доморощенный эксперт

Комментарии закрыты.