Суббота | 21 Октябрь 2017

Евразия до половины — I

10 Сен 2014 | Рубрика: Без рубрики

372014_007Москва — Санкт-Петербург — Уфа — Златоуст — вот маршрут этого лета. Описывать и публиковать дорожные записки интересно
и нужно для того, чтобы, во-первых, сравнить жизнь в наших Клинцах с жизнью в других городах и весях, а, во-вторых,
чтобы дать некоторый ориентир человеку, решившему посмотреть интересные достопримечательности.
Этим летом мы проехали (и пролетели) почти от крайней точки Европейской части России до ее крайней точки на Уральском хребте, где территориально Европа переходит в Азию.

Просветление
на Ордынке
На новеньком юрком «Опель Астра» долетели до Москвы быстрее, чем ожидали. Кругом стояла, без преувеличения сказать, желтая мутная мгла, ничего не было видно буквально в двух шагах. Москвичам к движению вслепую не привыкать: кто-то не торопясь разворачивается, кто-то деловито подрезает.
Наш водитель, давно привыкший к темпоритмам московской жизни, почему-то не спешит домой, чтобы принять ванну и бухнуться на диван. По дороге — «Ашан», и визит в этот «Ваал торговли» обязателен (как тут не заметить, что новые дороги в Третьем Риме строят так, чтобы они вели не в Рим, а в какую-нибудь «Мегу»).
11 часов утра, суббота, магазин размером с несколько стадионов полон народа. Идем в отдел свежей рыбы, чтобы купить гольца (небольшой, легко чистить — самое то, чтобы запекать на гриле), но его нет. Идем к стойке с горчицей (самая вкусная заправка для салата — дижонская горчица, соевый соус, оливковое масло), всякая есть — от десяти рублей за тюбик до двухсот рублей за «коллекционную» хрустальную банку из самой провинции Дижон, но самая обычная, что годами берем в Клинцах, отсутствует. Хлеба — полтысячи сортов, ищем памятную с прошлого посещения питерскую краюшку (у нас продается подобное изделие — 30 рублей за пакет с тремя ржаными булками), но, увы, ее тоже нет. Ну, и аминь, как говорил один блаженный.
После того как половину пути проспал на заднем сидении, отдыхать совсем не хочется. «Желтый смерч» сменился обычным дождиком. Красногорск, с прошлого года официально вошедший в состав Москвы, полдень. Впереди, считай, целый день. Давно хотел посетить магазин, где торгуют аудиотехникой класса hi-fi и hi-end. Смотреть или заказывать через Интернет — одно, а послушать и оценить — совсем другое. Все основные фирмы этого направления располагаются вокруг знаменитой Ордынки.
Метро «Третьяковская», вышел не в том направлении, прохожу сто метров, начинается сильнейший дождь с градом, нещадно лупящим по располагающимся вокруг «гелендвагенам» и «кайенам» (какой тут зонтик). Пережидаю в подъезде дома, в котором, если не жил Рихтер, так точно ночевала Ахматова. Чтобы согреться, захожу в подвальную чайную с казацким названием («Курень» или «Любо»). Чайничек (плохого качества, из пластмассы) с залитым перекипяченной водой пуэром — 180 рублей, твердые сушки и кусковой сахар — бесплатно.
Шел в магазин «Нота плюс», а попал в Марфо-Мариинскую обитель, до которой от поворота в Лаврушинский переулок (Третьяковская галерея) метров двести. До этого часа я считал самым святым и благодатным местом старинные соборы Московского Кремля. Каменное крыльцо, кованая дверь, мощенная булыжником дорожка. Дождь прекращается, из-за туч не выглядывает, а улыбается солнце. Кто желает, может всю историю в Интернете прочитать.
Место это — не древнее, со времен Дмитрия Донского историю не ведущее, как, например Андроников монастырь. В начале XX века происходило то, что назвали «религиозным возрождением» — русская интеллигенция потянулась к православию — Мережковский, Гиппиус, Бердяев и другие. Такими же возвышенными и эстетствующими личностями были жена императора Николая II (немецкая принцесса Александра Федоровна) и ее сестра, супруга дяди царя Елизавета Федоровна.
Они захотели устроить, прости Господи, не подберу другого слова, стильный монастырь, куда бы приятно было прийти помолиться. Позвали двух суперэстетов — автора «Видения отроку Варфоломею» Михаила Нестерова и опытнейшего архитектора-модерниста Алексея Щусева (в 1929 году по его проекту был возведен мавзолей Ленина).
Небольшой белокаменный храм Марфо-Мариинской обители весь испещрен изразцами, повторяющими мотивы Владимирской архитектуры XII века. В храме тончайшего письма фрески. В советское время все было конфисковано, храм закрыт, но теперь… чистый восторг. Окружающий церковь сад иначе как райским назвать нельзя. Не считал точно, но вокруг много шикарных кованых скамеечек в стиле арт-деко, мраморных чаш для водосвятий. Полная отрешенность, словно ты не на центральной улице конкретной точки России, даже не на планете Земля.
Очень неожиданно было в Москве, где, пожалуй, каждая улочка знакома, такое утешительное место. Нужно ли рассказывать о ламповых усилителях и колонках за сто тысяч рублей?
Опять хлынул дождь, крышу над головой в этот раз я нашел в Музее В.А. Тропинина и московских художников его времени (для чернобыльцев совершенно бесплатное посещение). Уютный маленький особнячок, в котором словно в Марфо-Мариинской обители останавливается время. Чудесные акварельные миниатюры на кости, масляные портреты вальяжных чудаков с трубками и в шлафроках — повод достать с полки чьи-нибудь воспоминания (на худой конец — биографию Пушкина) и, уединившись, почитать.
Ловлю себя на мысли, что описывать банальные московские достопримечательности вроде Третьяковской галереи или музея Льва Толстого — это словно хвалить чистый воздух или сливочное масло. Будем говорить лишь о нетривиальном. В этот день я посетил недавно открывшийся мультимедиа-арт-музей знаменитой Ольги Свибловой. Музей предлагал вниманию публики экспозицию, посвященную Джеймсу Бонду — все фильмы о «007», костюмы, гаджеты, атрибутика. Публика не скупится выложить за это 400 рублей с персоны.

Театр про Сталина
В московские театры хожу с наступления сознательного возраста, был почти во всех — от «Ленкома» до «Сатирикона». Как самому опытному поручили купить билеты на всю компанию. Театр — это не то место, где скупой платит дважды, двойную цену платит дорожащий мнимым реноме новичок. Надо знать хитрость — быть смиренным, не спешить за именами и не бояться выглядеть бедным, как правило, звезды летом халтурят, а дороговизна билетов ни разу в истории этого искусства не оправдывалась. Ни один театр (исключение — Большой) летом не будет наполнен на 100%. В прошлый раз, купив за 200 рублей билет на самый высокий балкон, я сидел в пятом ряду на Малой Бронной (в партер приглашали сами билетеры, чтобы не пустовал) и наслаждался игрой Льва Дурова. В этот раз я взял билеты чуть дороже — по 330 (30 — 10% наценки), пятый ряд стоил одну тысячу рублей.
Авантюра была и в том, что честную компанию я вел на театр абсурда Гарольда Пинтера (Нобелевская премия по литературе за 1992 год). Говорил лишь о том, что одну из ролей исполняет «мистер Собчак» — супруг небезызвестной Ксении Максим Виторган. В главной роли пьесы «Возвращение домой» был Максим Суханов, режиссер — сюрреалист Владимир Мирзоев.
Вообще-то весь актерский состав — штатные сотрудники театра имени Е. Вахтангова, но эту постановку решили осуществить в театре имени В. Маяковского на Большой Никитской — между Арбатом и Тверским бульваром. В партер мы перебрались только ко второму отделению. Первую часть смотрели с первого ряда балкона. Спектакль шел второй раз и, само собой, блистательные актеры еще не наигрались.
Суханов в роли отца использовал прием лингвистического болеро — постепенно грузинский сталинский акцент в речи возрастал. В конце спектакля он вообще вышел на сцену в кителе генералиссимуса. Фабула спектакля: в «безумный» дом, где живет тиран-отец, олигофрен-дядя и младший дурак-брат, возвращается после долгого отсутствия «умный» старший сын, да не один, а с женой. Жена старшего сына предпочтет общество странной родни общению с приятным мужем.
В декорациях, изображающих типичную коммунальную квартиру, представление идет почти три часа. После всех желающих просили остаться на обсуждение спектакля и беседу с артистами и режиссером. Пусть простит нас Пинтер с Сухановым, но добираться нам от центра до окраины почти час. На Тверской проезжали мимо знаменитого ресторана «Пушкин», известного тем, что за его столиками заключаются все самые крупные и главные в России сделки. Джипы «Линкольн», юноши в бронежилетах под черными пиджаками, даже пистолет-пулемет «УЗИ» и… спокойно покуривающий возле входа в ресторан бывший министр…

Пойдем гулять
в Сокольники
Утром в воскресенье во всей России не найдешь лучшего места для отдыха, чем Сокольники. И никакого преувеличения здесь нет, назовите, что бы вы хотели увидеть или в чем поучаствовать, уверен, здесь это можно получить. Даже магазин «Адидас» рядом — самый большой и дешевый.
Парк Сокольники сегодня — место отдыха №1, этакий Вавилон радости и приятного провождения времени. В парке Горького места совсем мало, а атмосфера скорее чопорная, чем неформальная. Любимое место пеших прогулок москвичей и приезжих — широкая аллея Майский просек. Зимой прямо здесь заливается огромный километровый каток. Летом — ролики и велосипеды, если своего нет — возьми напрокат. Час — 150 рублей. Чуть дальше — скейт-парки, а для альпинистов скалодром — отвесная площадка с множеством больших и малых выступов. Далее — зооуголок и территория птичьего двора, где обитают грифы, совы, гуси и куры редких пород. Особую радость у детей вызвала птица, похожая на вытянутую в длину курицу. Как оказалось, птица относится к редкому виду сов.
Здесь чрезвычайно красивый розарий с сотнями сортов роз. Есть Зеленый театр, а в южной части, до которой мы и не дошли — Дворец спорта «Сокольники». И театр, и дворец никогда не пустуют: мероприятия проходят почти каждый день. Реликтовые вязы, ясени, лиственницы составляют разные просеки или аллеи, а в каждом из 13 водоемов свой вид обитателей — конечно, эффектны черные лебеди.
Приволье, да и только. На территории парка расположен и собачий питомник. Со стороны было интересно наблюдать, как выгуливали лабрадоров. Все направлено на популяризацию здорового образа жизни, например, бесплатные занятия по йоге проводятся для всех желающих, причем не один раз в день. В какие-то часы устраивается показательная соколиная охота (как при царях, назвавших место в честь этой птицы). Стоящие рядом джипы отнюдь не настраивали на ненавязчивый сервис и приемлемые цены. Впрочем, здесь есть любые кафе, на всякий кошелек и вкус. На находящихся в прекрасном состоянии площадках играют в футбол и модное сегодня регби.
Утром, естественно, танцплощадки пусты. Когда шли по главной просеке, услышали с небольшой арены, вроде той, что у нас в городском парке, рэп.
Это репетиция вечернего концерта, так называемый саундчек — одиноко с двумя товарищами на сцене разогревается кумир рэп-молодежи Кристина Си. Пройдя наискосок парк до одного из выходов, натыкаемся на полицию. Нам вежливо говорят, мол, хода нет, а затем слышим: «Стоп, снято!» — это на одной параллельных из дорожек за аттракционами снималось кино — мощные софиты озаряли съемочную площадку. По всей видимости, комедия из жизни 70-х годов. В увиденном нами эпизоде снималась Юлия Паршута из «Даешь молодежь!»
В Сокольниках мы попали на уникальный фестиваль ретро-машин — сотни олдсмобилей разных эпох и стран, конечно, большинство советских. Все экспонаты в идеальном порядке, для состоятельных автолюбителей стало традицией иметь в своем автопарке рядом с «Бентли» и «Роллс-Ройсом» 21-ую «Волгу», а еще лучше «Чайку». Хозяева расположили рядом палатки или распахнули багажники, где выставили старинные модельки, раритетные игрушки и даже ретро-колясочки.
Сама атмосфера располагает к тому, чтобы подойти к автомату и попить газировки, бросив вместо советских трех копеек российские 30 рублей. Каждое воскресенье в Сокольниках открыт главный московский блошиный рынок. В специальном павильоне собираются, наверное, около ста старьевщиков.

372014_008Отец концептуализма
Кому-то имя Дмитрия Пригова ни о чем не говорит, но среди ценителей современного искусства Пригов — заметная личность. Впервые после смерти художника, скульптора и поэта (дар его был многогранен) в 2007 году устраивалась его большая ретроспектива.
До метро «Краснопресненская» мы доехали всей компанией. Останавливались, чтобы на Малой Грузинской посмотреть Центр искусства Зураба Церетели. «Скучного» Пригова на Крымский Вал я отправился смотреть один. Другими выставками в филиале Третьяковки были экспозиции, посвященные театральным художникам Александру Головину и Федору Федоровскому. Если в основном здании Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке всегда многолюдно, то в отделе современных течений обычно никого. Зная о том, что пересмотрю всего Пригова, я перечитал его замечательные мемуары «Живите в Москве», а также знаменитые стихи о «милицанере».
Первый миф, который развеивается при пристальном знакомстве с Приговым, мол, современный художник — мазила и лентяй. Дмитрий Александрович, кажется, взялся доказать обратное. Второй миф: концептуализм — нечто недоступное и заумное. Пригов обладал даром распахнуть сознание таким образом, чтобы в него легко входили самые высокие философские категории. Видеоинсталляция «Молящаяся уборщица», аудиозаписи перформансов вместе со «Среднерусской возвышенностью», пепел отбракованных стихов. Перефразируя Евангелие, скажем: «Пригов — премудр, Пригов — книжник, Пригов — совопросник века сего».
Следующим ранним утром мы, соблазнив приятелей пустующей квартирой в Питере, а также обещанием собственной экскурсии по пригородам (только в Ораниенбауме я был три раза, не говорю уж о Петергофе), землям Псковщины и Новгородчины на «Туреге» отправились в Северную столицу.
Олег ВЕЧОРКО
На фото автора: газировка
из автоматов в Сокольниках;
на руке у Анри Матисса, как его изваял Зураб Церетели (рядом — Марк Шагал)

Комментарии закрыты.