Понедельник | 24 Июль 2017

Буран безразличия?

02 Июл 2014 | Рубрика: Общество

Больше года обычная пенсионерка из Займища Нина Сивакова пытается добиться от руководителей Клинцов человеческой реакции на свою беду. Домохозяйство Нины Сиваковой серьезно пострадало во время запомнившегося многим прошлогоднего урагана. Однако отцы города упорно отказывают женщине даже в минимальной финансовой или иной помощи, прикрываясь различными, принятыми на самом верху, серьезными бумагами.

Разгул стихии запомнился, пожалуй, всем горожанам. 24 мая прошлого года ураган с невероятным градом натворил столько бед, что нанесенный им ущерб специалисты смогли подсчитать лишь две недели спустя. Возможно, конечно, и в силу традиционной уже нерасторопности, но «погром» в городе действительно был устроен знатный.
Только частичных разрушений муниципальных зданий и сооружений специалисты насчитали, как минимум, на миллион рублей: сорвало крышу с детского сада «Орленок», там же поломало веранду, от корней оторвались и упали на дороги около двух десятков основательных деревьев, сильно «потрепало» и шестую среднюю школу. И это далеко не полный список безобразий, устроенных в тот день стихией.

По словам начальника муниципального управления по делам ГО и ЧС города Клинцы Виктора Чентырева, ничего подобного не приходилось наблюдать последние лет пятнадцать:
— Скорость ветра была значительно больше 20 метров в секунду, а за помощью в ликвидации последствий урагана обратились около ста человек.
В большинстве поданных заявлений описывался урон, причиненный жилым домам — «где крышу снесло, где фронтоны, где черепицу сорвало». Но упоминались там и хозяйственные постройки: в Клинцах, особенно на окраинах, по-прежнему много частных домовладений, а основной удар стихии пришелся на село Займище. Заявления приняли у всех. Пострадавшим жителям, согласно официальным данным, было выделено из городского бюджета около 400 тысяч рублей. Не обошлось и без компенсации из резервного регионального фонда. Но помогли не всем обратившимся.

Поддержку власти оказали только владельцам жилых домов. Тем, у кого разрушенными полностью или частично оказались гаражи, сараи или даже сортиры типа «клозет» (тоже, как ни крути, нужный объект в хозяйстве), безальтернативно отказали. Им «предложили» справиться с последствиями урагана самостоятельно. Прикрывшись соответствующим постановлением областной администрации и принятым на его основе аналогичным городским нормативным актом: дескать, не тот урон, ради которого следует дополнительно лезть в казенную кубышку — без починенного дома точно куда тяжелее.
Но урон урону рознь. Что сполна ощутила на себе рядовая семья пенсионерки из Займища Нины Сиваковой. После урагана она осталась без основательного гаража, построенного за два года до ЧП. Справную постройку в буквальном смысле подняло с фундамента с одной стороны, по всей ее 14-метровой длине.

— Не знали, что делать — подойти было страшно, ведь постепенно уже «висевший» над землей гараж стал крениться на бок все больше, а по стенам пошли огромные трещины, — говорит Нина Ивановна. — Обратились в МЧС, вначале письменно, потом я лично ходила на прием к их местному руководству, но там нам оказали.
Сивакова была в недоумении: как же так? Семья у них небогатая: сама уже несколько лет, как ушла с завода, где была контролером ОТК, не работает, а муж токарем трудится — не миллионы зарабатывает. А урон огромный! Нина Ивановна считает, что тысяч на сто, не меньше. Что зарабатывали с супругом долгое время сверх необходимого минимума, то все сюда вкладывали — так стройка понемногу и продвигалась. А как теперь быть — совершенно непонятно. Вдобавок в гараже осталось лежать железо на крышу возводимого по соседству дома — еще тысяч на семьдесят. Плюс другие стройматериалы. Но ее доводы чиновников не тронули: не положено, и точка.
Но Сивакова не сдавалась. Сходила на прием к мэру Алексею Белашу. Просила вынести ее вопрос на одно из многочисленных совещаний, потратить несколько минут и рассмотреть его. Но из мэрии ей в итоге «пришел отказ», на все том же, что и ранее, основании. Есть у чиновников такая занятная манера — переписывать письма, направляемые гражданам, друг у друга, только «шапки» в них менять, даты и подписи с должностями.

Нина Ивановна, конечно, расстроилась, но «потом перезимовали», и она пошла к главе города Виталию Беляю. Тот внимательно выслушал не на шутку опечаленную гражданку и прямо при ней позвонил в… городское управление ГО и ЧС начальнику Виктору Чентыреву. Разыграл, так сказать, на глазах у потенциального избирателя сугубо драматический акт человеческого участия, почти искреннего стремления помочь.
Чентырев сразу же выехал на место: переулок Клинцовский, 46.
— Ходил, ходил, долго смотрел, — вспоминает Нина Ивановна, — но в итоге даже ответа никакого не прислал, по крайней мере, я не дождалась. Пошла снова в приемную Беляя, там подняли книгу обращений граждан, в которой нашли запись, относящуюся ко мне: «Разъяснено»». Что разъяснено и кому — она так и не поняла.
Виктор Чентырев, к которому корреспондент «ВлД» обратился за комментарием, отрицать не стал: стихия тот еще «подарочек» преподнесла гражданке Сиваковой — «по большому счету этот сарай заново нужно складывать, он весь в трещинах, поэтому только до фундамента разбирать». Но и вместе с тем заметил, что вопросы выделения средств пострадавшим от урагана или других ЧП не рассматривает — это не его компетенция. То прерогатива специальной большой комиссии, состоящей из 21 ответственного лица. И она постановила тогда: деньги отпускать только на восстановление жилых зданий.

— Если в основополагающих документах так прописано, как тут иначе поступишь? Потом прокуратура придет к людям, которые выделяют эти деньги, — рассуждает Виктор Анатольевич. — Впрочем, если чисто по-человечески, если бы у меня была такая компетенция, то хотя бы часть денег в качестве компенсации я бы, наверное, выделил этой женщине.
Нина Сивакова уже почти смирилась, что осталась один на один со своей бедой: «Человек, который хочет помочь, ищет для этого возможность. А кто хочет отказать, ищет способы отказать. Поэтому они опираются на свое же постановление: сами сели и все решили». Не получив от властей даже минимальной поддержки, пенсионерка «решила все рассказать «Вашему личному Делу». От безысходности.
— Не представляете, до такой степени сильную обиду испытала! — сокрушается Нина Ивановна. — Всегда за них голосовала —думала, новая власть, справные молодые хлопцы, надеялась, и вдруг так отфутболивают! Но теперь не буду: какое-то недоверие у меня теперь к ним. Да и не помеха им мы, простые люди, куда-либо далее продвинутся. Не думала, что так все может случиться. Нина Ивановна уже не ждет каких-либо денег. Помогли хотя бы разобрать аварийную постройку или стропила укрепить, чтобы не рухнуло все окончательно или, не дай бог, никого не прибило:
— Мне некому в этом помочь. Средств, чтобы заплатить людям за работу, тоже нет. Благо, осенью два пацаненка согласились крышу вскрыть, но на это у нас ушли последние сбережения. Городские руководители постоянно говорят, что мы все не чужие друг другу люди, должны жить по принципу взаимопомощи. Но на деле, получается, все иначе выходит?
Вопрос, как говорится, со звездочкой.

Антон СИЛАЕВ

Комментарии закрыты.