Понедельник | 11 Декабрь 2017

ДЕНЬ БЕДЫ.

07 мая 2014 | Рубрика: Хочу сказать

ДЕНЬ БЕДЫ.
Зря мы боялись конца света в декабре 2013-го. Не тогда нужно было опасаться. Главный испуг еще только впереди. Апокалипсис наступает только сейчас. И он уже у нас под боком, в приграничье. Еще в апреле теплилась надежда, что Украина все-таки не окажется в огне. Зря надеялись, оказалась. Причем уже полностью. Беспорядки перекинулись даже на Одессу, которая по привычке и до последнего старалась быть одновременно и с умными, и с красивыми. И это стало своего рода водоразделом в череде жутких украинских событий, которые уже порядком поссорили россиян.
Особую роль играет в эти дни и День Победы. Точно знаю, что некоторые политики, в том числе и на Брянщине, пытались в последние годы — тайно, конечно, не светясь — убеждать сильных мира сего в том, что праздник 9 Мая, как бы это деликатнее выразиться, ну, типа изживать себя стал. Ветеранов, мол, тех, которые действительно воевали, уже не осталось. Самым «молодым» из них сейчас, дескать, должно быть под девяносто лет. А много вы таких стариков видели во здравии после полученных ими на фронте ранений, да и вообще после всего пережитого?
А раз так, то и праздник, уже изрядно покрытый пропагандистским нафталином, впору выводить, пусть и постепенно, за рамки официального календаря первопрестольных государственных праздников. Есть празднуемый в июне День независимости России, есть и ноябрьский День народного единства, наконец, их и нужно людям навязывать. Потому как нынешние дети, настаивали все те же политики, как бы там ни было, а «войны не понимают: для них, что Отечественная война 1812 года с наполеоновской армией, что Великая Отечественная с немецко-фашистскими захватчиками — одинаково далеки по времени и малоинтересны».
И это правда. Воевавшие в 1941-1945 годы наши с вами прадеды для сегодняшних детей сродни былинным богатырям. Не в смысле геройства, примером которого они, безусловно, были, а в плане нереальности своего существования. Увы, но могу подтвердить это. Мой сын знает и о моей умершей маме, своей бабушке, рассказ которой о войне в виде отрывочных детских впечатлений сохранился записанным на обычную аудиокассету, и даже догадывается, предполагаю, но исключительно где-то на уровне подсознания, о том, что и у нее тоже были родители, встретившие войну уже взрослыми людьми.
В частности, мой уже дедушка Филя, воевавший и на Польской войне, и на Финской, а после сгинувший, вероятно, где-то на Смоленщине летом-осенью 1941-го. Но как бы я ни втолковывал сейчас сыну, что дед Ковалев был отличным бойцом и погиб за любимую Родину, ребенок меня не поймет. Это мое поколение, это ваше поколение жило тогда, когда о Великой Отечественной войне говорили много и часто. Когда еще были живы многие ветераны. Когда о многом можно было спросить у них лично. Когда снимаемые к Дню Победы сериалы и фильмы с реками кетчупа и плохой немецкой речью не напоминали разудалые голливудские боевики.

Поэтому, признаюсь, грешным делом, я даже готов был одно время согласиться с теми политиками. Но только для того, чтобы День Победы прекратили и далее превращать в безудержно-пафосный праздник, все больше утрачивающий свой глубинный смысл. Когда в Брянске вместо торжественного парада устраивают бестолковое шествие из небрежно одетых, нестройно и абы как шагающих сотрудников внутренних войск, спасателей и кадетов. Когда центр города, где собираются VIP-персоны, берут в столь плотное кольцо охраны, что подойти к ветеранам, располагающимся на специальной трибуне, и подарить цветы невозможно.
Хотя так хочется каждый раз показать сыну их награды, да и чтобы он просто постоял с ними рядом. Потому что в следующем году такой возможности может и не быть — с каждым днем (даже не с годом) ее все меньше. Но теперь надежда на то, что самый главный наш праздник станет хотя бы чуточку другим, более народным, и вовсе исчезает. Ведь с этого года День Победы наверняка обретет «второе дыхание». Но совсем не то, которое хотелось бы лично мне. Оно будет глубоко политизированным. Как раз на 9 Мая на Украине ожидается показательная эскалация братоубийственного конфликта, и наша страна, как пить дать, не сможет остаться в стороне.
Хотя и сейчас понятно, что нас намеренно втягивают в бессмысленную и затяжную войну. Извне и внутри страны. Или вру я все? А вам тем временем невыносимо больно смотреть на то, как бандеровцы и националисты из «Правого сектора» убивают «простых украинцев» и «ополченцев — сторонников федерализации Украины»? Так вы и не смотрите круглыми сутками этот «зомбоящик». По нему сейчас новостей не показывают.
Показывают же только пропаганду и ложь, которую, как говорил еще Владимир Ленин, если часто сообщать, обязательно станет правдой. Из телевизионных новостей уже которую неделю подряд невозможно понять, что на самом деле происходит в том же Славянске, Краматорске или, как на днях, в Одессе. Невозможно понять не только, кто, условно говоря, первым начал, кто и что действительно отстаивает, но и почему, например, у стихийно возникших ополченцев в небольших украинских городах вдруг появились нехилые запасы оружия, включая переносные ракетно-зенитные комплексы, каждый из которых в любой армии состоит на строгом учете.
Но даже если опустить эти факты, то почему странные, но при этом прекрасно организованные и подготовленные ополченцы появились исключительно в относительно небольших населенных пунктах, сравнимых, например, с Почепом, ну, хорошо, пусть даже с Клинцами? А в городах-миллионниках (типа Донецка) их как не было, так и нет? Хотя донбасские шахтеры всегда были отличной силой, которая может смести любое правительство. Им же тоже вроде как не по душе «киевская преступная хунта»! Но они почему-то не бунтуют с оружием в руках. И даже с касками наперевес.
Даже, само собой, стихийных и пусть хотя бы немного многолюдных митингов на обширной территории Донбасса почему-то не видно. Потому что неоднороден он. И очень сильно неоднороден. Как и Харьков, как и Мариуполь, как и неизвестное село Константиновка, где местные жители чуть ли ни с вилами в руках дали посреди ночи достойный отпор десанту прекрасно экипированных спецназовцев, сплошь профессиональных убийц, пытавшихся захватить местную телевышку. Это нам тут говорят, что юго-восточная Украина хоть завтра готова влиться в Россию, как и Крым. В подтверждение без конца показывают отдельных и очень сильно возмущенных тетенек и дяденек, которые громко, на разрыв аорты, близко приближаясь к камере, театрально призывают Россию и россиян не оставаться в стороне.
Но это, увы, все неправда. Хотели бы жители — все как один или хотя бы большинство — юго-восточных метрополий Украины стать «российскими территориями», уже давно бы об этом заявили. Но единства там как не было, так и не наблюдается. И нам нужно об этом помнить: понятие «вольницы» для украинцев всегда было глубже в плане смысловой нагрузки. Они, скорее, будут сами по себе, чем встретят с хлебом-салом и горилкой танки. Скорее, забросают гарбузами — ведь и такая есть у них традиция.
Хотя все говорит о том, что оголтелые призывы Зюганова, Миронова и Рогозина о том, чтобы как можно скорее ввести войска на Украину, не на пустом месте родились. Так нас уже готовят к чему-то серьезному. Лишь бы только тогда День Победы не превратился в национальный День Беды. Всего две буквы различают эти слова, но разница может оказаться просто чудовищной.
Андрей КОВАЛЕВ,
доморощенный эксперт.

Обсуждение закрыто.