Пятница | 21 Июль 2017

ДЫШИМ ГЛУБЖЕ?

07 мая 2014 | Рубрика: Общество

192014_08ДЫШИМ ГЛУБЖЕ?

Дважды за неделю, в том числе в День памяти жертв Чернобыльской аварии, значительную часть Клинцов накрывало
смрадно-ядовитое облако. Оно лишило горожан возможности нормально дышать, кроме того, доставило им массу
других неприятностей и неудобств. Особенно мучились дети и люди с хроническими легочно-сердечными заболеваниями
Однако кто устроил отравляющую атаку, до сих пор остается загадкой: местные производственники, вполне логично сразу же оказавшиеся под подозрением, все отрицают, а контрольно-надзорные органы по разным причинам не сообщают ничего конкретного.

Снова пахнуло
Первыми неприятно-удушающий запах почувствовали рано утром в субботу, 26 апреля, горожане, проживающие в пятом микрорайоне. Это не совсем центр Клинцов, но и не окраина, недалеко находится небезызвестный кожевенный завод или общество с ограниченной ответственностью «Лайка-Клинцы». На него и подумали: не впервой ведь. Просто уже несколько месяцев подобного не случалось.
Хотя сторонний наблюдатель вряд ли подумал бы именно на «Лайку». На сайте предприятия сказано, что «основным видом деятельности» завода «является закупка кожевенного сырья, его переработка до стадии хромированного полуфабриката «wet-blue»». А готовая продукция реализуется на внутреннем и внешнем рынках. За кордоном даже, пожалуй, больше — клинцовский кожевенный полуфабрикат всегда ценился на Западе. Все, в общем, чинно.
К тому же в 2000-м году огромное и старое во всех смыслах производство (тогда еще фабрика «Красный гигант»), простаивавшее к тому моменту уже пять лет, купили итальянцы из «Rino Mastrotto Group». Мирового, с оборотом по тем временам более 500 миллионов долларов, лидера по производству кожи для мебели, обуви, одежды, кожгалантереи и изысканно-дорогой отделки салонов автомобилей. Иначе говоря, просвещенные европейцы гадости не сделают.
Но это как посмотреть: в рекламе не обо всем принято говорить. Местным же жителям не нужно рассказывать, на что «способен» клинцовский кожевенный завод: дескать, во все времена он отличался жутко пахнувшим на всю округу, смрадным производством, а для рабочих — тяжелыми условиями труда. Жительница пятиэтажки по улице Скоробогатова Алла Новикова, как только ее микрорайон накрыл ядовитый туман, сразу позвонила в редакцию «ВлД»:
— Жутко пованивало со стороны завода вообще-то всю неделю. А сегодня ночью, такое ощущение, одновременно и направление ветра поменялось, и случился с их стороны такой выброс, что многие у нас в микрорайоне проснулись. Я уже с соседями успела пообщаться. И у всех одинаково: нос заболел, глаза защипало. У меня ребенок грудной, так он сразу отреагировал — завозился и задышал часто. Стоит ли говорить, что до утра всей семьей глаз не сомкнули…

Наш инвестор дорогой
Алла Ивановна не скрывает: испугалась порядком. И за малыша в первую очередь: никогда мальчик себя так не вел. Алла Ивановна считает, что неприятные последствия предотвратило грудное молоко. Но женщина продолжает недоумевать: она нередко бывает в Европе по делам и знает, что работать по здешним, как говорят, технологиям, там бы точно никто не позволил. «Не случайно итальянцы купили в свое время эту фабрику!» — заключает Новикова. — «Контроля ноль!»
Она помнит, как тогдашние городские и областные власти, будто дети, радовались иностранным инвесторам. Хлебом-солью их встречали: только бы те не передумали в последний момент — купили-таки погибавшую фабрику. Да и шутка ли, летом 2000-го, когда все имущество завода оценивалось в 320 тысяч долларов, итальянские промышленники вложили в его модернизацию целый миллион долларов! О таких деньжищах тогда никто и мечтать не решался.
Большой завод, на котором в советские времена трудилось около 1600 человек, был неожиданно спасен. До этого он пострадал от непродуманного, как говорят, повышения экспортных пошлин с 15 до 20 процентов на необработанные шкуры, принятого российскими властями в отношении отечественных экспортеров кожевенных полуфабрикатов. И экспорт кожсырья в ту же Италию сократился с 25 до убыточных для этого вида бизнеса десяти процентов.
Но постепенно дела на кожевенном заводе — так казалось со стороны — стали налаживаться. Оставленного инвестором директора-итальянца то и дело чиновники награждали за разные производственные успехи. О нем много и часто, с определенной долей восхищения писали и рассказывали в региональных и даже федеральных СМИ. Но в статьях и репортажах не говорилось о том, что новые хозяева завода вроде как совсем не думают об экологии.
Значительные инвестиции «позволили» итальянцам надолго отложить вопрос реконструкции очистных сооружений и системы вентиляции. Похоже, первые годы от них не требовали соблюдения природоохранного законодательства. По-прежнему на завод приезжали комиссии, тяжело, как и все, они дышали, но ничего не находили. Оно и понятно, иронизируют местные жители: не Евросоюз — тут люди всегда дышали по остаточному принципу и никогда не роптали! Хотя последнее — скорее, упрек им самим.
Между тем на официальном сайте «Rino Mastrotto Group» говорится, что все ее производства, в какой бы части света они ни находились (незадолго до Клинцов концерн купил один завод и реконструировал два в Бразилии), сертифицированы в рамках самых строгих производственных стандартов в плане причиняемого окружающей среде вреда. Высокое качество продукции достигается не за счет нарушений экологического законодательства.

Все хорошо!?
Когда пахнуло в течение недели повторно, в Клинцах снова возмущенно заговорили о кожевенном заводе. Смрад донесся до областной столицы: коллеги из интернет-издания «Брянские новости» позвонили главе Клинцовской городской администрации Алексею Белашу и напрямую спросили, в чем дело. Данный экспромтом ответ получился слегка скомканным, но очень показательным — значительная часть информации оказалась между строк:
— Мой дом находится неподалеку от кожевенного завода. Окно было всю ночь открыто, я ничего особенного не почувствовал. Есть, конечно, запах. Предприятие сейчас работает над фильтрацией и очистные ремонтирует — полностью реконструкцию проводит. Мы приглашали лабораторию, специалисты делали заборы воздуха. Все в норме было по их заключениям. Уже после этого начали реконструкцию. Конечно, зажимают, то есть деньги не в полном объеме вкладывают, но дело пошло.
Также директор предприятия, рассказал брянским журналистам Алексей Белаш, уверил его, что реконструкция системы производственных выбросов «вошла в активную фазу». После этих слов клинцовский мэр выразил надежду, что «проблема будет полностью решена». Не решить ее нельзя, причем решать нужно оперативно. Уже в сентябре Алексей Валерьевич надеется попасть в Облдуму — времени немного, но до того мерзко пахнуть может еще не раз.
Подвести мэра нельзя. Это все понимают. Но исправить то, что копилось не одно десятилетие, задача чудовищно сложная — и в плане усилий, и в плане финансов. И это тоже все понимают: политика и экономика мало совместимы. По крайней мере, именно так мне показалось, когда я разговаривал с директором «Лайка-Клинцы» Дмитрием Фамильевым, желая узнать его мнение о возникшей ситуации.
Кстати, эту должность Дмитрий Владимирович занимает уже более пяти лет. В руководящее кресло он сел сразу после того, как предприятие… покинули итальянцы. Хотя о том, что Клинцовский кожевенный завод с середины двухтысячных вовсе не иностранная вотчина, как теперь выясняется, почти никто и сейчас не знает. Но к ненужной огласке здесь и не стремились: со своих, как известно, спрос выше:
— Дмитрий Владимирович, признайтесь, выбрасывали что-то в атмосферу?
— Нет, могу вам сказать точно, это не от нас было, с другой стороны города выброс был. Это и начальники мои подтвердили, которые там живут, специально их собирал и спрашивал. У нас не такое огромное предприятие, чтобы «накрыть» большой район.
— Хотите сказать, что совсем не «пахнете»?
— Конечно, запах присутствует. Но ночью производственный процесс не идет, просто в барабанах крутится сырье. Я еще допускаю, что днем такое возможно: на прошлой неделе мастера открыли ворота в цехе, жарко им стало, и запах небольшой действительно был. Но с учетом того, что в апреле мы поставили новую приточно-вытяжную вентиляцию с фильтрацией, и у нас все закрыто, то мы почти не пахнем.
Мы стараемся. Смотрим. Но чтобы оборудовать все по последнему слову техники, нужны очень большие деньги. И так делаем все, что можем. Отдали за вентиляцию 2,5 миллиона рублей, а до этого разделение производственных стоков осуществили. Это еще 1,5 миллиона рублей: пришлось прокладывать отдельную ветку канализации — трубы покупать, траншеи копать. На месте не стоим, следим за соблюдением экологических норм.
Все делается. Но поймите правильно. Когда я пришел сюда пять с половиной лет назад, тут была полная разруха и кризис. Очень сложно было вытащить предприятие после того, что осталось от прежних хозяев — итальянцев. Сейчас учредитель российский. Особенно сложно первые два с половиной года было.
— Насколько вас смущает инициатива депутата Облдумы и известного эколога Людмилы Комогорцевой, которая уже обратилась в региональное управление Роспотребнадзора с требованием разобраться в ситуации? Кроме того, жалобы на вас уже подали несколько простых жителей Клинцов — в местную СЭС и городскую прокуратуру.
— Нас периодически проверяют, делают замеры воздуха, рабочие зоны обследуют. У нас все в пределах нормы. Понятно, что определенный запах есть, но вреда для человека он не несет. Не могу сказать, откуда был первый и тем более второй выброс. На нашем предприятии все хорошо. Говоря по-русски, я здесь поставил всех на уши. Да, упрекают меня, что пахнем. Но начинаешь с людьми говорить, а они даже не представляют, где находится наше предприятие. Приглашаю абсолютно всех посмотреть, как мы работаем — тайны из нашей работы не делаю.

Тайна, покрытая смрадом
Такой небезынтересный разговор вышел у нас с директором Клинцовского кожевенного завода. Человеком, быть может, в силу своего положения что-то и скрывающим, но открытым и готовым общаться не неприятные темы. Впрочем, прояснить без контрольно-надзорных органов, кто все-таки травил Клинцы, которые уже порядком «хлебнули» в свое время радиации, вряд ли получится. Но они молчат. Это, возможно, связано с рядом факторов.
По словам все той же Людмилы Комогорцевой, которая твердо настроена «решать проблему на уровне области» и в итоге «добить этот вопрос», забор воздуха специалисты могли сделать только в санитарно-защитной зоне: на само предприятие их без постановления прокурора не пустят. А получить его в майские праздники сложно. Вдобавок сообщения от горожан, которые многое готовы терпеть понапрасну, не сразу поступили: многое ветер попросту разнес — шанс, что в пробоотборник могло попасть что-то нехорошее, крайне невелик.
К слову, одновременно с кожевенным заводом подозрение в «смрадном» поведении пало и на городские очистные сооружения. При определенных обстоятельствах, например, при массовой непредвиденной гибели микроорганизмов тоже может пахнуть на многие километры вокруг сероводородом (в просторечии «тухлым яйцом»). Но начальник МУП «Водопроводно-канализационное хозяйство г. Клинцы» Анатолий Жук настаивает, что они «работают в нормальном режиме». В подтверждение, что это так, он готов отвезти туда любого желающего лично и все показать: «Никакого запаха там нет!» Поэтому первую часть майских каникул Анатолий Иванович, совершенно уверенный в правдивости своих слов, провел «на даче, копая грядки».
Однако тайна, покрытая смрадом, осталась. Пока она есть, неизвестный виновник наверняка еще раз захочет втихомолку испытать на прочность легкие горожан. Вряд ли в этой ситуации властям стоит отмалчиваться, а клинчанам добровольно оставаться подопытными безмолвными грызунами. Это только снаряд не попадает дважды в одну и ту же воронку. А пахнуть в третий раз может так, что первые два покажутся невинной душегубкой. Так что «ВлД» обязательно вернется к этой теме.

Андрей КОВАЛЕВ

Комментарии закрыты.