Суббота | 24 Июнь 2017

Снявши голову

04 Апр 2014 | Рубрика: Общество

Снявши голову

День этот был не по-весеннему хмурым. Неистовый ветер гнал по небу нескончаемые тучи. В лицо било снежной крупой и дождем. Однако дома не усидишь: много еще газет, надо их распространять. Прихожу на свое рабочее место, ставлю стол, раскладываю товар. И хотя говорят, что в такую погоду хороший хозяин и собаку из дома не выгонит, дело пошло

В конце рабочего дня ко мне подошла пожилая женщина, купила газету и стала интересоваться:
— Петрович, куда это обратиться надо? Льготы, которыми пользовались учителя сельских школ, ушедшие на пенсию, отменены. Как нам теперь быть? Льготы эти распространяются только на тех, кто продолжает работать. А нам-то что делать?

С большим трудом узнал я в этой немолодой женщине одну из бывших своих коллег, Марию Ивановну. И вспомнились мне события едва ли не двадцатилетней давности. Работал я тогда в образовании, и меня, что называется, вышвырнули оттуда с треском, не дав года доработать до льготной пенсии. Как меня тогда «ломали», чтобы заставить «добровольно» уйти с работы. И на уроки ко мне раз за разом ходили да «недостатки» выискивали, и статьей пугали, и опоздания фиксировали, которых, замечу, было ничуть не больше, чем у других. Почти все учителя нашей школы стали обходить меня стороной. Даже ученики спрашивали меня, в чем дело. Да разве скажешь им? А потом в некоторых классах были проведены контрольные работы. Задания к ним составляла администрация, а когда я, найдя их сложными для ребят, предложил составить другие, мне в этом отказали.

Позднее, когда дело мое о незаконном увольнении рассматривалось сначала в районном, а затем областном суде, я предоставил справку из Института усовершенствования учителей, в которой говорилось, что администрация предложила ученикам сложные задания. Но ни этот довод, ни другие, которые я приводил в свою защиту, положение мое не спасли. Полагаю, всякому понятно, зачем кому-то понадобилось, чтобы все проверяемые учащиеся с контрольной работой не справились. Именно для этой же цели мне за вынужденные опоздания делались выговоры, а другим, опаздывавшим вместе со мной, нет (не догадывался я тогда, что инвалидов по зрению из школ увольняли). А потом был педсовет, длинный список подписей родителей и, конечно, лес рук «за». И никто из «сеятелей разумного, доброго, вечного» не задался вопросом, а как мне жить и на что содержать четырех малолетних детей. Уволили меня 8 мая 1996 года. А где же райком профсоюза был? Смотрел в рот начальству, как всегда. А потом последовал приказ районного учительского начальника, как мне потом передали. Зачитан он был во всех школах района. В моей трудовой книжке записано: «Митинговщина на уроках, классовый подход». Не знаю, что они «митинговщиной» называли. Что же до «классового подхода», тут уж сам читатель пусть решит, годится он для оценки нынешнего нашего положения или нет. Я считаю, что годится. А экзамен по истории, который выбрал девятый класс, был срочно заменен экзаменом по химии, которую преподавала директор школы. Как тогда возмущались дети, как рвались в директорский кабинет всем классом! Спасибо вам, девятиклассники мартьяновской школы 1996 года. Не меня вы тогда защищали, а свое человеческое достоинство. Но вас не услышали, потому что не захотели.

Итак, я оказался без работы, не до льгот было. Работу найти с «волчьим билетом», разумеется, было невозможно. Скажу прямо: в ящик сыграть хотел, да жена не дала, а потом товарищи по партии выволочку мне устроили. А затем и работа нашлась.
Советовали мне по различным инстанциям идти, в Москву обратиться, да только те сорок моих незрячих коллег, наверное, тоже куда-то обращались, да толку-то. В таком государстве мы живем, ничего тут не поделаешь. И больше с тех пор в суд стараюсь не обращаться. Кое-кто пытался пристыдить меня, что я, дескать, торгуя газетами, позорю звание учителя. Решайте сами, кто это звание опозорил больше: я или те, из-за которых я оказался в нынешнем положении.
Ну, и о льготах. Во-первых, не у одних нас, бывших учителей, ныне пенсионеров, да еще и при таких смехотворных пенсиях льготы отняли. В Советском Союзе нам льготы предоставляли. Помните, было государство такое? А помните, как после моего увольнения школу стали прямо-таки до небес возносить? Упоминавшаяся выше дама даже в областную Думу хотела попасть, да не выбрали ее. А потом школы одна за другой закрываться стали.
А вы, уважаемые Марии Ивановны с Владимирами Васильевичами, что сделали, чтобы места свои рабочие сохранить и льготы ваши? Выходит одно: при снятой голове надо не плакать по волосам, а отстаивать свои права. Тогда и добиться чего-то можно.

Николай БОРОДА

Комментарии закрыты.