Пятница | 23 Июнь 2017

Спросите у Гриши

14 Мар 2014 | Рубрика: Общество

Спросите у Гриши

Героя нашей статьи можно смело назвать типичным и даже среднестатистическим предпринимателем,
торгующим на городском рынке (МУП «Торговые ряды») по улице Кюстендилской.

В понедельник, понятно, никакого денежного оборота нет, но во вторник, да еще и на неделе перед 8 Марта торговля, пусть не бойкая, но все же шла. Поднимаясь в торговую точку Гриши, мы зацепились за связку крошечных металлических клеток.
— Новые методы, — пояснил продавец, — «последнее слово» в ловле на живца.

Первое впечатление, когда оказываешься внутри роллета рыбацких принадлежностей, хозяином которого является Гриша, будто ты попал в музей причудливой игрушки — здесь представлены всех возможных оттенков блесны, крючки и прочие «заглотыши». Последние три года Гриша, переориентировав свой нехитрый бизнес с шапок и сумок, успешно занимается снастями и удочками. Трудно посчитать, на какую сумму здесь находится товара, на первый взгляд, наверное, на полмиллиона.
— Меньше, — улыбнулся хозяин. — Представьте себе, куда это можно все пристроить, если в августе уже не будем здесь торговать.
Без преувеличения сказать, вся жизнь Гриши принадлежит рынку. Он включает маленький электрочайник, аккуратно ополаскивает чашку, не отказывает себе в удовольствии добавить в кофе немного сливок.
— За день пью кофе три-четыре раза. Экономлю, чтобы не покупать, а то выходит, что четыре чашки – шестьдесят рублей.
На территории городского рынка, в просторечии называемом «на Советской», наш герой торгует двадцать лет. О днях своего «обращения» в предприниматели Гриша рассказал следующее:
— Не стоит напоминать, как все в 1993 году разваливалось, в каком состоянии находились городские предприятия. Я был простым советским человеком, вхождение в рынок давалось непросто. Мне было чуть больше двадцати лет, я отслужил в армии, работал на предприятии «Полимер», в четвертом профтехучилище. Время заставило нас самим создать себе рабочие места. Занялся не просто «купи-продай», а все как положено. Оформил предпринимательское свидетельство, не прятался, стал платить за место.

Сначала работал буквально на земле, где продукты сейчас продают, возле центрального входа. Все делали сами: таскали баулы, раскладывали товар. Первые годы и месяцы были во всех отношениях дикими, никто не знал, куда уходят наши «местовые», кто за что отвечает на рынке. Затем государство, местные власти поняли, что за счет нас, торгующих, можно жить. Других-то поступлений в бюджет не было. Даже автокрановый завод только еще набирал обороты. Долгое время муниципальный рынок был стабильным поставщиком доходов в городскую казну.
Клинчане помнят ту пору, когда от советской полузапрещенной толкучки, где из-под полы продавались дефицитные вещи, торговля двигалась к наступившему ныне изобилию. Наш собеседник — один из тех «тягловых коней», которые избавили общество от тотального дефицита:
— Все торговые места пронумеровали, — продолжил Гриша. — С земли поднялись на прилавки. Затем все стали покупать и ставить палатки на закрепленные за ними места. Первое время продавали любой товар. Одиннадцать лет я возил из Польши кофты, куртки, обувь.
В конце 90-х стали задумываться об установке роллетов. Кто богаче, так сказать, успел «раскрутиться», хотел установить роллет сам. Первое время против этого выступала администрация рынка. Городскую власть и так все устраивало: затрат никаких, а чистые деньги идут в бюджет. Расширить рынок решили тогда же, в конце 90-х. Прошли по всем рядам, сказали: «Мы делаем палаточный городок, кому сколько мест надо — занимайте». Я был в числе первых. Все упорядочивание торговли состояло в том, что ты числишься под определенным местом. Если не платишь за место, то придет другой. Торгуешь или нет — плати ежемесячно.

В увешанный разноцветными рыбацкими «игрушками» ангар то и дело заходили покупатели. Многие из них здесь, видно, не в первый раз. В начале марта Гриша распродавал атрибуты подледного лова, ну, а за удочками и лесками для нового сезона рыбаки постепенно подтягиваются. Рыбаки — одна большая семья. Бородатый мужик в унтах получил порядочную скидку на крючки-двойники. Другому мужчине Гриша на десять рублей сбросил цену на телескопическую удочку. С последним он говорил на языке, понятном только рыбаку. Фигурировали названия экзотических мест ловли и, по всей видимости, профессиональных приспособлений вроде «балды» и «мормышки».
— Директоров рынка Столяренко, Осипенко мы уважали, — рассказывал Гриша. — Когда пришел Карманов, мы были настроены позитивно. Общему собранию торгующих объявили, что будут строить крытый рынок. Насколько мне известно, это была инициатива заместителя главы по экономике Е. Шутовой. За ее подписью вышло разрешение, я видел этот документ. Кто-то даже хотел поставить себе стационарную палатку сам. Но вышло не по-нашему. Все работы сделала фирма «Стройкомплект» тогдашнего депутата горсовета Сергея Сочня. Получилось, что роллет — никакая не недвижимость. Называется то место, где мы сейчас стоим, — сборно-разборная конструкция. Вообще этого роллета в документах не существует. Например, на спиннинг есть техпаспорт, а на роллет была только накладная, что я заплатил по 16 тысяч рублей за квадратный метр.
Мы пришли, а роллеты на местах наших палаток уже стояли, — продолжал Гриша, — висели замки, хочешь торговать — плати 121 тысячу рублей, исходя из площади торгового места. Затем продавали даже по 18 тысяч рублей за квадратный метр, установка роллетов продолжалась более двух лет. Мы, предприниматели, ни на что влиять не могли. Куда деться, замки ведь на роллетах не будешь сбивать. Как доказать, что твое место, ведь на аренду земли не было никаких договоров.

В роллете у Гриши горит свет, стоят удобные полукресла. Об условиях труда он сказал следующее:
— Ангары были, конечно, во благо. Почти за десять лет роллеты, безусловно, себя оправдали и окупили.
Проходя к торговому месту Гриши со стороны улицы Советской, где полицейские безуспешно пытались бороться с «белорусами», мы увидели несколько объявлений о продаже роллетов.
— Роллет, как квартира, — пояснил Гриша, — в одном всю жизнь один владелец живет, а в другом пять хозяев сменятся. В том ряду, где я стою, в выходные выходят торговать все. Ряд организован хорошо. Все приходят рано, уходят поздно. Понятно, что после объявления о закрытии рынка пустующие роллеты никто не покупает. Если бы сказали, что рынок будет жить долгие годы, уверен, не было бы ни одного пустого, расхватали бы.
Гриша прокомментировал последние события:
— О том, что администрация города расторгла с рынком договор аренды земли, предприниматели узнали сразу. Говорили, что Карманов прямо сказал, что не хочет идти на конфликт с властью, мол, устал, отработал свое. Если бы судебная инстанция сообщила, что договор об аренде земли был расторгнут незаконно, то он бы остался в силе еще сорок лет. И были бы и покупатели, и продавцы. И было бы все чисто и красиво. Уверен, что власти специально отдали приказ не убирать вокруг рынка, чтобы все выглядело ужасно.
— Представь себе, вы приходите на работу, на воротах висит замок, а на месте роллета уже копает землю бульдозер, — пытаемся испугать нашего собеседника.
— Это самый страшный сон любого предпринимателя, — ответил Гриша. — Все катаклизмы на Руси происходят в августе. Не думаю, что все случится летом. Скорее, к зиме, когда пройдут выборы. Если верить градоначальникам, дескать, при них все останется, как было, то возникает вопрос: «Что мешает сейчас аннулировать договор?» Одна вещь совершенно очевидна — закрытие рынка выгодно только местным олигархам, у которых простаивает потенциально золотоносная недвижимость. Посмотрите, подвалы под «Детским миром» и «Спортивным» заполнены наполовину. Один комплекс больше года стоит возле автостанции, другой строится рядом. Добавьте к этому «Вавилон», а еще «новый ЦУМ», что поставила в центре предприниматель Медведева. Хозяева недвижимости спят и видят, как «торгаши с Советской» ринутся туда.
Говоря, что наш собеседник – самый настоящий среднестатистический предприниматель, торгующий на рынке, мы не забыли о той детали, что Гриша полтора года назад открыл небольшой отдел в одном из торговых комплексов, расширил свой бизнес.
— Много ли тех, кто уходит с рынка?
— Смотришь, сначала человек начал позже приходить, затем раньше закрывать роллет, а потом, глядишь, и вообще оставил бизнес. Все живые существа хотят выжить. Казалось бы, конкуренция ненормальная, неприлично подсматривать за товарищем, чем он дышит. Если говорить о статистике, то, думаю, каждый пятый точно имеет точку на стороне. В Москву от семьи точно никто не захочет уезжать. Очень малый процент тех, кто после стольких лет вернется к прежней профессии. Для многих, кто не успел заработать пенсию, закрытие рынка будет трагедией. Очень много сил затрачено в этом, так сказать, «намоленном» месте.

Олег ВЕЧОРКО

Комментарии закрыты.