Вторник | 21 Ноябрь 2017

Сны об Украине

14 Мар 2014 | Рубрика: Хочу сказать

Сны об Украине

Не знаю, что со мной происходит, да еще и при молодой-то жене рядом. Но мне уже какую ночь подряд, а то и днем (если удается покемарить в светлое время суток часок-другой), скрывать не буду, снится Украина. Но, не как раньше говорили, «и кузница, и житница, и здравница». А то, что она сейчас представляет собой «благодаря» майдану. Пардон, евромайдану все-таки: с прогрессивной приставкой «евро», которая в обличье одноименной валюты уже, кстати, взяла 50-рублевую «высоту», любое сборище ведомых кажется и звучит куда благороднее.

Снится, да и все тут. И сны эти нельзя назвать радужными, как должно бы быть в случае с чем-то новым и ободряющим. Просыпаюсь посреди ночи и утром в холодном липком поту. Совершенно не выспавшийся и с полным ощущением, что только что был телепортирован на кровать с того самого майдана. Тьфу, евромайдана. А в последние дни неведомые силы стали активно меня «засылать» в Крым. Туда, где уже 16 марта (а не 25 мая и 30 марта, как планировалось) должен состояться референдум.
Причем на него вынесут теперь целых два вопроса, и оба, естественно, глобальные, а не один, как до того. Крымчан спросят не только о том, каким они видят свой суверенитет, но и есть ли резон присоединяться к большой и страшно сильной России. В общем, спросят местных жителей о будущем полуострова, который, между прочим, был и остается «независимым государством в составе государства Украина», а не «исконно российской территорией, подаренной Украине».

Это я к тому, что Крым вовсе не самостоятельный. И никогда он вдобавок не был «российским». Не надо «ля-ля». Да, там Черноморский флот стоит под российским флагом. И даже есть Севастополь — «город русских моряков». Но все это не мешает уже несколько тысяч лет оставаться Крыму сугубо засушливой и никому не подвластной территорией, издавна населявшейся кочевниками, а потом слегка облагороженной, да и то по береговому периметру, вездесущими греками-мореплавателями.
Да, «русских» много в Крыму. Хотя кто такие русские? Кто-нибудь толком знает? Я — нет. Такой нации нет, если кто еще сомневается. Поэтому слово «русские» осознанно ставлю в кавычки. Как нет и «украинцев». Но есть «россияне» — результат плавильного котла десятков народов и племен, задержавшихся на территории, которая нынче зовется Россией. Так что не стоит тешить себя мыслью, что, идя твердым шагом в направлении объединения с Крымом (или все же его поглощения?), мы помогаем нашим по крови «братишкам».
Безусловно, крымские города до октября 1917 года не одну сотню лет входили в состав Российской империи. Но какой ценой они стали частью государства Российского, как мы их удерживали? Помните учебник истории? Правильно, в результате многочисленных войн, ставших постоянными еще со времен Московского царства и Крымского ханства. А затем было несколько кровопролитных и затяжных Русско-турецких войн. А после завоевания Крыма мы не могли не оставить на полуострове своих ссыльных и солдат.

Чтобы хоть кто-то из своих парней там был. Сторожил да присматривал. Силой этот выжаренный солнцем полуостров всегда держали. Так всегда с чем-то неродным получается. А сейчас он как бы сам к нам в объятья рвется. Если, конечно, верить российской пропаганде. Потому как говорил раньше и сейчас повторю: в Крыму также не утихают митинги против «оккупантов-россиян». Нам просто их не показывают. Но в Интернете можно ознакомиться. А это значит, что мы страсть как сильно хотим присоединить к себе вторую Чечню.
Если не брать в расчет крымских татар, составляющих примерно пятнадцать процентов от общего числа населения, или около 500 тысяч человек, которые никому и никогда не подчинялись и жили своим, если угодно, государством, то речь идет, прежде всего, об экономической составляющей. Зарплаты в Крыму военным и представителям силовых структур, а также всем другим категориям бюджетников, не исключая чиновников, в три-четыре раза ниже российских. Став частью России, Крым хочешь — не хочешь, а потребует «справедливости» в этом вопросе.

Да мы и сами не сможем отказать. А иначе на кой тогда ляд было его присоединять? Говорю об этом, как уже почти свершившемся факте. В отечественном МИДе даже не скрывают, что начали экстренно готовить все необходимые документы, необходимые для вхождения новой территории в состав федерации. На особых, конечно же, условиях. На других-то, что никому не нужно, мы и не принимаем. А оно действительно не нужно. О суровом южном климате я уже упомянул: треть года тут вообще лучше на улицу не выходить.
Но есть еще крымская «недоэкономика». Практически полное отсутствие своих запасов воды и электрических генераций: электроэнергию крымчане получают с «материка». Выходит, первое, что нам придется сделать, помимо резкого повышения пенсий, стипендий и зарплат многочисленным бюджетникам, это хорошо вложиться в развитие инфраструктуры. В обеспечение людей самым необходимым. Украине содержание Крыма обходится в год примерно в 1,1 миллиарда долларов (примерно 34-35 миллиардов рублей).
Чтобы было понятнее, это примерно полтора годового бюджета Брянской области. Но с увеличением расходов на то, чтобы прокормить бюджетников, эта волшебная цифра вырастет, наверное, раза в три-четыре. И тогда уже мало никому не покажется: расходы разбросают на всех — в виде налогов (акцизов) скрытых и очередного повышения цен. Не стоит забывать и о войне. Я не оговорился. Мало кто из здравомыслящих людей и даже из квасных патриотов сомневается, что она будет. Масштабная (не дай бог, конечно!) или локальная — не суть важно.

Начало — примерно 17-19 марта: брянские полицейские из структур противодействия экстремизму уже вторую неделю там. А «срочники» из воинских частей столько же времени едят, ходят в туалет и спят в бронежилетах, ожидая переброски в любой момент. И танкодром на железнодорожной станции Западной почти опустел: накануне оттуда отходили составы с тяжелой военизированной техникой. Данные эти неофициальные, но абсолютно верные. Россия готовится к серьезному конфликту, хотя ввод войск по-прежнему отрицается.

Но ни Украина, пусть и разодранная сейчас националистами непонятно на что, ни западные страны во главе с США так просто после референдума 16 марта не отдадут нам Крым. А как же быть с тем, что «Крым был и остается русским!», спросите вы? Увы, никто, кроме тех, кто такое кричит, так больше в мире не считает. И среди соседей наших тоже: Россию в этом вопросе даже Казахстан — партнер по Таможенному союзу — не поддержал. Заранее победные и пустые настроения — это одно, а последствия от ввязывания в авантюру — другое.
Или «две большие разницы», как говорят в соседней с Крымом Одессе, до сих пор, к слову, не могущей определиться, с кем она — с умными или красивыми. Потому как для одесситов, всегда осторожных (неплохое, кстати, качество), очень многое в этой ситуации непонятно. В отличие от нас, всегда все знающих. Ну, так нам кажется. Или все-таки лучше ввязаться в очередную заваруху? Дескать, следующие мы будем? Сирию раздербанили, Египет низвергли в хаос, Украину раскроили, а скоро и до нас доберутся?
Бросьте, хватит слепо верить провозвестникам непонятных теорий вселенского заговора. Но если хотим нарваться на конфликт, мускулами на первых порах поиграть — нам однозначно не смогут в этом удовольствии отказать. Правда, удовольствие не будет обоюдным. Как бы нам не остаться с голым задом, которым ежа, как известно, не напугать. И тогда уже нас точно бери голыми руками. Я не гнилой либерал и не страдаю пораженческими настроениями, призывая сразу склонить голову. Единственное, чего бы мне хотелось, как отцу семейства, чтобы не было войны.
Чтобы не идти в мирное время на фронт защищать непонятно что. Чтобы не убивать тех, кто говорит с тобой на одном языке. Чтобы не бояться получить пулю от них. Жили мы без Крыма и еще проживем. Лично я уже давно не езжу туда отдыхать. И ничего не потерял: есть много других прекрасных мест. Для чего еще нужен этот полуостров — лично мне непонятно. Для размещения Черноморского флота? Но так могут говорить только незнайки.

Дислокацию Черноморского флота именно в Крыму российские власти, как мне кажется, оправдывают только нежеланием построить свою самостоятельную базу вне украинской территории и острым желанием постоянно держать Украину в тисках. Как истинно братское государство. В общем, воля — политическая или иная — только и требуется. Захотели же провести зимнюю Олимпиаду в субтропиках, и ничего нам не помешало. Так и тут, было бы желание, а остальное приложится. Но у нас есть пока только одно желание. Самоуничтожения.
И это уже не сон. Почти реальность. Очень хочу ошибиться. Но обычно мало что мне снится просто так.

Андрей КОВАЛЕВ, доморощенный эксперт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.