Среда | 23 Август 2017

НЕличные деньги Маер

19 Фев 2014 | Рубрика: Тема недели

начальник финансового отдела;Признаюсь, мне давно хотелось взять обстоятельное интервью у Нины Маер. Для многих обычной пенсионерки, можно сказать, рядовой и совсем не выпячивающей себя жительницы Клинцов. Хотя еще не так давно она была почти у самого руля города, занимая 15 лет весьма высокую муниципальную должность: ведала его бюджетными потоками, управляла финансовой политикой и тем самым, можно сказать, определяла судьбу более 70 тысяч местных жителей. Но все почему-то никак не решался я набрать номер ее сотового телефона.

И не знаю, сколько бы еще собирался «поговорить» с этой замечательной женщиной. Однако обстоятельный разговор все же состоялся. И подтолкнула к нему, как это нередко бывает, сама жизнь. Точнее, то ну совсем нескладное управление вторым по величине городом Брянщины, которое мы видим со стороны нынешней команды. И ее лидеров — сразу двоих, величающих сами себя гордо и одновременно бестолково, если верить завистникам, «клинцовским тандемом».

Впрочем, к их «фокусам», напоминающим своей пустопорожней системностью борьбу нанайских мальчиков, большинство клинчан уже наверняка привыкли. Но наше славное болотце неожиданно всколыхнул депутат Госдумы Александр Богомаз, первым из высокопоставленных товарищей решившийся упрекнуть господ Беляя и Белаша в управленческой порочности. Говоря публично об их, то ли поступках, то ли проступках, народный трибун неоднократно помянул и Нину Владимировну. Нет, ошибаетесь: как грамотного специалиста — из числа тех, которых уже давно остро не хватает Клинцам.

После этого не оставалась ничего другого, как позвонить ей. И набиться на общение.

В итоге мы — вполне неожиданно — проговорили почти пять часов: разговор затянул и незаметно затянулся за полночь. Но он того стоил и получился. Вышла, можно сказать, целая история города за последние тридцать лет через призму судьбы одного человека. Интересно было узнать от настоящего эксперта, а Маер именно таковой и является, что Клинцы когда-то управлялись совсем иначе. Более ответственно, что ли. И многие, если не все его сегодняшние беды связаны, вероятно, не с общей все-таки сложной экономической обстановкой, а скорее с конкретными людьми, сделавшими из малой родины чуть ли не личную вотчину.

заслуженные экономисты России (слева направо): Татьяна Цуканова, Людмила Прудникова, Ольга Кузьмина, Нина Маер, Людмила ТюлягинаИз отстающих — в передовики

— Нина Владимировна, вот скажите, прав я или нет. Мне всегда казалось, что грамотный, толковый управленец — ни за что не выскочка и не гений чистой воды. Да, в некоторой степени — это талант, счастливец, которого нечаянно поцеловали в макушку. Но если совсем правильно, то здесь еще к таланту и опыт добавляется. Жизненный и административный. Шишки и ошибки, в том числе и горькие. А также обстоятельные знания — по части управления и финансов. И, конечно же, не хапугой надо быть. Но как вы, например, пришли во власть — тоже, как некоторым, подфартило?

— Скажете тоже. В городскую администрацию я пришла в 1990-м, с должности директора Клинцовской обувной фабрики, которая к тому времени вышла из состава Брянского обувного объединения, и была самостоятельным предприятием в городе.

— А директором как стали? Вы, насколько я знаю, были тогда еще очень молоды. Прямо как главная героиня фильма «Москва слезам не верит» — сильная женщина, напористая, которая добивалась всего сама.
— Директором обувной фабрики меня, можно сказать, силком назначили — в 1985 году. Мне был всего 31 год — редкость для той поры…

А вообще я очень рано начала работать — с 16 лет простой рабочей, потом в бухгалтерию взяли, а спустя несколько лет — в 24 года — я стала главным бухгалтером. В этой должности пробыла 8 лет. Одновременно училась заочно в Московском технологическом техникуме лёгкой промышленности, затем — в Московском институте легкой промышленности по специальности «Экономика и организация промышленности предметов широкого потребления».

Знала, можно сказать, все производство — от «А» до «Я». Но в качестве директора досталось мне отстающее предприятие, которое не выполняло даже производственный план, а его продукция в плане качества не выдерживала никакой критики. Но за относительно короткий период, не сочтите за бахвальство, всего за 2 года мне удалось вывести его в «передовые». Было тогда такое понятие, молодежь уже вряд ли будет его знать.

Мы стали победителем всех возможных социалистических соревнований, и даже в министерстве легкой промышленности: все-таки это был еще СССР. Куча положительных отзывов, грамот, вырезок из газет. Но основное, что удалось сделать в те годы — построить новый производственный корпус — по сути, отдельную и современную фабрику. Ее назвали «Кливия».

В общем, за 5 лет удалось многого добиться. Вдвое увеличилось количество рабочих мест, на 68 процентов выросла производительность труда: предприятие вышло на недосягаемый ранее уровень — 1 миллион пар обуви в год, из которых 600 тысяч пар детской, а остальное — женская. В разы вырос уставный капитал, предприятие из убыточного стало высоко рентабельным.

— За счет чего добились всего этого? Сегодняшние промышленники активно жалуются на судьбу, но ничего подобного сделать не могут.

— Возможно, звучит неправдоподобно. Но добились всего за счет чувства долга и силы воли. За счет того, что люди сплотились вокруг меня. Все работали в одном направлении, на общую цель, была и очень мощная поддержка со стороны горкома партии, профессиональная поддержка со стороны исполкома и личное активное участие министра легкой промышленности Бориса Ивановича Зателепа — тогдашнего депутата Веоховного Совета. Тогдашних управленческих органов. Но то не была помощь ради помощи. За счет фабрики решалось очень много социальных вопросов: например, была построена кустовая котельная, которой планировалось отапливать целый микрорайон в районе улицы Зеленой. Ожидалось, что там появится социальная инфраструктура, жилье, детсад. Кроме того должны были увеличивать мощности, размещённые там предприятия. Но…

Самой же обувной фабрикой был построен жилой дом на 64 квартиры, филиал детской поликлиники, широкая социальная сеть на самом предприятии. Много всего было создано. Быстро удалось освоить и производственные мощности нового предприятия: за пять месяцев 70 процентов. Но это все делали люди — опытный инженерно-технический корпус и рабочий класс.

— А роль личности в истории? Разве это все не ваша исключительно личная заслуга? Посмотреть сегодня на команду городских управленцев, и складывается такое впечатление, что все делают лишь два человека. И они всегда на виду — и сеют они, и пашут, и на дуде громко играют.

— Я не предавала значения таким вещам. Нужно было определить цель и вокруг неё сплотиться. Но и люди, безусловно, нужны, которые могут за собой повести. Как маленький герой — мальчик Данко из рассказа Максима Горького.

— Вы, может, и не обращали внимания. Но на вас его в связи с критикой действий нынешних городских властей точно обратили…

— Просто Богомаз, видимо, вспомнил обо мне, так как раньше мы пересекались по рабочим вопросам. Он же не всегда был депутатом Госдумы и фермером, но и в органах местной власти поработал — имею в виду Стародубский район.

— Успех, достигнутый на отдельно взятом предприятии, как раз и предопределил ваш переход во власть?

— Когда мы запустили новую обувную фабрику и поняли, что сделали это совсем не зря (страхи ведь определенные тоже одолевали), меня вдруг — это был июль 90-го года — пригласили в исполком на должность начальника финансового городского отдела. Не очень в министерстве легкой промышленности хотели, чтобы я уходила. Не стремилась и я сама к кабинетной работе: 21 год на производстве — все знакомое, многое и всех знаю. А это к тому же был конец 80-х годов — настоящий рассвет производственной сферы в стране. Началось техническое перевооружение, на предприятия стали поставлять современную технику, новые технологии, появилось больше свободы при заключении договоров, выборе производственных партнёров. Предприятия начали подниматься!
Продукция нашей фабрики к тому же расходилась на «ура!» — в городе и по всей стране. С кем мы только ни работали: от Прибалтики до Дальнего востока, почти со всеми республиками бывшего СССР. Мы не простаивали ни одного дня. Фабрику оснастили передовым на тот момент югославским и чешским оборудованием. Было даже несколько машин-станков итальянского производства. Сегодня это кажется смешным, но тогда была практически фантастика. Наша продукция становилась с каждым годом все лучше и лучше, разнообразнее оказывался и модельный ряд.

— А как же пустые полки в магазинах? Я их очень хорошо помню.

— Пустые прилавки — это, на мой взгляд, были рукотворные дела.
Не просто так и потом все стало рушиться. Вдобавок все разом захотели импортные товары. Только со временем ведь разобрались, что не все заграничное — хорошо…
Но погодите, дайте первую мысль закончу.

Страницы: 1 2 3 4 5

комментария 2 на «НЕличные деньги Маер»

  1. Автор: лена007 на 19 Фев 2014

    Браво,Нина Владимировна,рада читать Вас! Только очень жаль, что с мыслью сегодня у главных чиновников напряжёнка. Царит словоблудие-нахальное и безнаказанное.

  2. Автор: Ирина Александровна на 22 Фев 2014

    С возвращением, Нина Владимировна!
    Ждем новых статей!

Комментарии закрыты.