Среда | 23 Август 2017

Если взялся за гуж (по вопросу о рынке)

29 Янв 2014 | Рубрика: Общество

карикатураИстория эта началась не сегодня, пережила взлеты и падения, однако основной вопрос — быть или не быть рынку там, где его хотели бы видеть и предприниматели, и мы, покупатели, удовлетворительного решения пока не нашел. Почему же так случилось? Ответ лежит на поверхности.

С появлением частной собственности товаром стали не только предметы и услуги, которые мы покупали в соответствующих местах при советской власти, но и такие вещи, купля-продажа которых не снилась нам ранее даже в самом кошмарном сне: фабрики, заводы, банки, земля и даже государственные должности, честь, совесть, дружба, любовь. Даже человеческая жизнь попала в этот перечень, а иностранное слово «киллер» легко получило российское гражданство.

Итак, земля стала товаром. Ее можно теперь и купить, и продать, и заложить в банке, и пропить, и в карты проиграть. А коли так, земля и цену свою имеет, причем в условиях города цена тем выше, чем ближе к центру эта земля находится.

Когда-то был подписан договор между городской администрацией и тогдашним директором рынка о 49-летнем сроке аренды муниципальным унитарным предприятием участка земли, на котором это предприятие расположено. Проходил год за годом, рынок развивался. То, что расположен он в самом центре, делает его доступным и для жителей города, и для приезжающих. Продавать здесь овощи и фрукты, выращенные на своих участках, могут и дачники. Тысяча с лишним рабочих и служащих уничтоженных хозяевами жизни предприятий и учреждений смогли найти себе работу. Многие из тех, кто, сидя на смехотворной путинской пенсии, едва сводили концы с концами, смогли, работая на рынке, поправить свои дела. Это одна сторона вопроса, но есть и другая.

Когда-то, еще в период мэрства Александра Долгова, был принят ныне действующий генеральный план застройки города. Согласно плану, территория, занимаемая рынком, также подлежит застройке. И вот тут возникает вопрос: куда смотрели правители наши, одной рукой подписывая арендный договор на 49 лет, а другой — генеральный план, отнимающий у арендаторов арендуемую землю? Чудеса, да и только! Куда смотрели и тогдашние депутаты городского Совета? Неужели не понимали депутаты, что застройку будут вести не государственные, а частные структуры, которые думать будут не о благе народа, а о наполнении собственного кармана? Я ничего не слышал о попытке кого-то из «народных» депутатов заблокировать этот самый генеральный план, либо откорректировать его так, чтобы интересы тех, кто оказался перед выбором между рынком и биржей труда, были защищены. Если я не прав, прошу прощения.

Из источников, которым, увы, приходится верить, я недавно узнал следующее. Недавно ушедший на пенсию директор центрального рынка расстался со своим постом не совсем добровольно. В городской администрации его принуждали дать согласие на преждевременное расторжение арендного договора. Он не соглашался. Тогда ему сказали, что если он согласится на их требования, то сохранит свою должность, а если нет — его уволят. И господин Карманов согласие дал. А затем его все равно уволили. А вот Игоря Ивановича Карманова мне представляли человеком решительным и справедливым. Чешский писатель-коммунист Юлиус Фучик, находясь в фашистских застенках, написал: «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях».

Тут вопрос о смерти, конечно, не стоял. Но быть побежденным и уйти при этом с высоко поднятой головой — все же лучше, чем идти на уступки, предавая тем самым многих людей. Так что и здесь, если, конечно, все это так, есть о чем подумать.

И еще возникает один вопрос. Из тысячи тех, кто работает на рынке, только четвертая часть имеет на руках документы о заключении соответствующего договора. Когда я задал связанным с этим людям вопрос, почему предприниматели не хотят этот договор заключать, то выяснилось следующее: поступают они так потому, что не хотят платить деньги в Пенсионный фонд. Что здесь: обычная для русского мелкого буржуа жадность или такой искаженный ответ на ту грабительскую политику, которая ведется нашим государством последние двадцать два года? Полагаю, что и то, и другое.

А вообще-то, глядя на ситуацию в целом, хочется выразиться словами московской купчихи, жившей два века назад, героини одной известной поэмы: «Мелки в наш век пошли людишки…» Лучше, наверное, не скажешь. Чего здесь больше: наглости и вероломства одних, или трусости других, или алчности, присущей самому капитализму?

Страницы: 1 2

комментариев 8 на «Если взялся за гуж (по вопросу о рынке)»

  1. Автор: Avtor на 06 Фев 2014

    Обсуждайте вопросы на нашем форуме
    http://forum.vdelo.net
    Там, как раз создана для этого тема: «Про городской рынок»

Комментарии закрыты.