Вторник | 21 Ноябрь 2017

Язык Расторгуева

29 Янв 2014 | Рубрика: Страницы истории

казаки в начале ХХ векаОдним их несправедливо забытых является имя замечательного языковеда Павла Андреевича Расторгуева (1881-1959). После четырехлетней ссылки
два года он жил в Клинцах. Мы расскажем о жизни ученого и его лингвистических открытиях

1.
Родился Павел Расторгуев в Стародубе. Отец его работал бухгалтером в казначействе, кроме Павла у матери было еще семеро детей. Несмотря на то, что семья постоянно испытывала материальную нужду, в доме была большая библиотека, особенно с древнерусской литературой, которой уже с раннего детства начал увлекаться Расторгуев.

В годы учебы в Стародубском двухклассном училище Павел проявил большие способности по всем предметам, а особенно по родному языку. Учителя предсказывали ему путь в науку (времена для словесников были удачными — в зените славы был Чехов, Толстой опубликовал роман «Анна Каренина»). Золотой век русской литературы переходил в Серебряный, критический и народнический подход Белинского и Добролюбова преломлялся в эстетических концепциях Соловьева и Мережковского.

Успешно окончив училище, Расторгуев блестяще сдал вступительные экзамены в Глуховский учительский институт, где основательно пополнил свои знания по литературе. После института Расторгуев возвратился в Стародуб и стал работать учителем русского языка в городском училище. Расторгуев увлекся языком, ему очень хотелось разобраться в особенностях местного произношения. В 1903 году Павел Расторгуев поступил на историко-филологический факультет Московского университета. «С тех пор, — вспоминал Павел Андреевич, — я занялся изучением местных говоров и собиранием материала для словаря».

После окончания учебы Павел Расторгуев остался в университете и стал аспирантом выдающегося русского лингвиста Алексея Шахматова. «Когда у меня были собраны значительные материалы по словарю, — писал Расторгуев, — Шахматов проявил большой интерес к собранным материалам и настоятельно рекомендовал продолжить эту работу. Особенное внимание он обратил на наличие в словаре характерных для русского языка элементов просторечия и областных слов».

Расторгуев сдал экзамены на степень магистра русского языка и словесности, а в марте 1917 года был избран на должность приват-доцента исторического факультета университета. Виктор Шкловский, Виктор Жирмунский, Юрий Тынянов, Михаил Бахтин… В этом ряду могло быть и имя нашего земляка, если бы его не увлек как предмет изучения язык родных мест. Он словно желал отыскать в языке отражение специфического мировоззрения «русских малороссов».

В 1923 году Павлу Расторгуеву было присвоено звание профессора, он успешно преподавал русский язык и историю словесности в университете, заведовал кафедрой русского языка в заочной промакадемии, вел курс в Московском институте имени К. Либкнехта. В 1925-1927 годы профессор Расторгуев, первым начав диалектологическую работу, особое внимание уделял исследованию говоров Гомельской и Смоленской областей. Результаты исследований нашли свое воплощение в труде «Говоры восточных уездов Гомельской губернии в современном состоянии» (до 1926 года Клинцы входили в состав Гомельской области), где подробно рассматриваются фонетические и морфологические особенности говоров Новозыбковского и отчасти Мглинского, Стародубского и Суражского уездов.

В конце 20-х годов Расторгуева утвердили членом комиссии по подготовке кадров в научно-исследовательском институте языкознания, членом Государственного ученого совета Наркомпроса РСФСР. Он отлично справлялся с этими ответственными поручениями, проявляя при этом не только отличные знания, но и такие человеческие качества, как порядочность, честность и принципиальность. Он пользовался большим авторитетом среди студентов и ученых. В печати один за другим появлялись его труды по лингвистике.

Вполне в духе тех времен, когда музыка Шостаковича объявлялась «сумбуром», картины Шагала — «мазней», а труды Бахтина — «формализмом», нашлись «радетели преданий», которые обвинили Павла Расторгуева во вредительстве. Трудно вообразить, что могло представлять собой вредительство в области языкознания. Расторгуева лишили права преподавать и сослали в Караганду. В масштабе тогдашних гонений он отделался «легким испугом». Через четыре года ему разрешили покинуть место ссылки, но с ограничением места жительства. Так как доступ в Москву ему был закрыт, он приехал к своей сестре в Клинцы.

Через два года Расторгуеву разрешили преподавать курс старославянского языка и диалектологии в Новозыбковском педагогическом институте. «Лишь в 1938 году, когда я поступил на работу в Новозыбковский учительский институт, возникла мысль об окончании словаря, — рассказывал Расторгуев о деле своей жизни. — Студенты института в огромном большинстве были уроженцами западных районов Брянской области, преимущественно колхозных деревень, и когда перед кафедрой русского языка в конце 1938 года встал вопрос об изучении влияния русского и украинского языков на местные говоры, они горячо откликнулись и приняли участие в работе». 9 марта 1941 года Павлу Андреевичу Расторгуеву за многолетнюю научную деятельность была присвоена ученая степень доктора филологических наук без защиты диссертации.

По воспоминаниям клинчан, учившихся в Новозыбкове перед Великой Отечественной войной, создалась угроза срыва выпускных государственных экзаменов. Несколько сот студентов, в том числе группа учителей-заочников, могла остаться без дипломов. Заседания Государственной комиссии под председательством профессора Расторгуева проходили по 10-12 часов в сутки. Павел Расторгуев, которому исполнилось 60 лет, испытывал огромную физическую усталость, но ни разу не покинул экзаменов. Выпускники 1941 года смогли окончить институт в первые недели войны, и в этом большая заслуга Павла Андреевича Расторгуева.

В августе 1941 года в Новозыбков вошли немецкие войска. Жена ученого Надежда Дмитриевна Расторгуева вспоминала: «Павлу Андреевичу исполнилось уже 60 лет, по состоянию здоровья он не мог эвакуироваться, и это едва не стоило ему жизни. Когда немцы ворвались в Новозыбков, они стали шарить по дворам и, увидев Павла Андреевича, решили, что он еврей. Офицер уже было потянул с собой профессора с криком «юде», но заступились соседи и сумели доказать, что он не еврей. Профессора несколько раз вызывали в городскую управу. Сначала предложили возглавить городской отдел народного образования. Он отказался, сославшись на больное сердце. Тогда предложили стать переводчиком — отказался, ссылаясь на плохое состояние здоровья. Жить в бездействии было очень тяжело. Надо было думать, что делать дальше. Выход подсказало наличие большого материала по местным говорам. Павел Андреевич занялся систематизацией их для книги «Некоторые говоры западной Брянщины». Эта работа была единственной отрадой для профессора.

С приходом Красной Армии Павел Андреевич корректировал первый номер местной газеты «Ударник». Он принял деятельное участие в восстановлении Новозыбковского пединститута и до самой смерти преподавал в нем. Одновременно с этим он готовил аспирантов по словесности из числа преподавателей пединститута и учебных заведений Минска. Они к нему приезжали за консультациями. В присутствии видных белорусских ученых в нашем доме П.А. Расторгуев принимал кандидатские экзамены. Сам он в последние годы ввиду обострившейся болезни сердца уже никуда выезжать не мог».

К концу 1954 года «Словарь» Расторгуева в основном был подготовлен к печати. Большинство собирателей говоров не ограничились одной деревней, а имели связь с другими селами своего и соседних районов. Составлялся словарь на основе материала, собранного самим исследователем и студентами Новозыбковского пединститута в 267 населенных пунктах, а также на основе печатных фольклорных записей, сделанных на территории Западной Брянщины. Словарь, в который вошло около восьми тысяч слов, был издан только в 1973 году. Умер Павел Андреевич Расторгуев в 1959 году в городе Новозыбкове, где и был похоронен.

Страницы: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.