Среда | 13 Декабрь 2017

А поутру мы проснулись…

08 Янв 2014 | Рубрика: Хочу сказать

Все, наверное, помнят эту фразу, которую я вынес в заголовок, только я ее немного переделал. Она очень точно отражает наше морально-физическое состояние в первые дни наступившего года — абсолютно любого, будь то Лошади или Мартышки. Нам, россиянам, все едино. Однако этот Новый год, как и тот, когда Борис Николаевич вдруг заявил, что «устал» и уходит на покой, все-таки выбивается из общей череды. Проснулись мы под ржанье и цокот копыт Синей Деревянной Лошади совсем в другой стране, хотя, быть может, кто-то этого еще до конца и не осознал.

Боевики-смертники испортили стране все праздники. Предпраздничное настроение унесло взрывной волной от бомб, которые они привели в действие на железнодорожном вокзале и в обычном троллейбусе Волгограда в последние дни минувшего года. И не вспомнить сейчас об этом совершенно невозможно: траур длился пять дней. И пусть официально он был объявлен только в городе-миллионнике, думаю, что всем нам в эти дни было не по себе.

От себя скажу, что даже праздничный стол — впервые в жизни — не радовал. Кусок в горло не лез, коньяк дорогой не пился. Обидно было за тех, кто не смог встретить Новый год, а также за их безутешных близких. Обидно было и за страну: столько боремся с этими боевиками, столько миллиардов вкачиваем в потенциально опасные кавказские регионы, а борьба с терроризмом так ничем существенным и не закончилась. Трагедии в Волгограде еще раз доказали, что мы как были беззащитными, так ими и остались.

И никто, совершенно никто — ни представители МВД, ни чекисты, ни даже Сноуден — не знают, где может рвануть в следующий раз. Это не просто мои досужие эмоции. Эту мысль сполна подтвердили мне, честно расписавшись в собственной беспомощности, хорошие знакомые, что работают в перечисленных структурах. Они сутками вкалывали на работе все три последних тревожных дня ушедшего года и также вместе со всеми мысленно молились, чтобы больше нигде и ничего.

С другой стороны, мы сами же себя и наказали. Успокоились раньше времени. Решили, что все нормально. Раз в Казани во время Универсиады не рвануло, значит, нет больше их, этих страшных и недалеких бородатых боевиков. Переловили всех, без суда и следствия казнили: вон, сколько позитивных сообщений из Дагестана по телевизору передают — то и дело забаррикадировавшихся в домах боевиков расстреливают из тяжелых орудий.

Хотя друзья из Дагестана — хорошие и высокопоставленные — постоянно мне твердят: нельзя верить новостям Первого канала и телеканала «Россия». Показуха это чистой воды, настаивают они, и пропаганда, призванная оправдать уходящие непонятно в чьи карманы десятки миллионов казенных рублей. Если кого и убивают, то это сошки, максимум, второго порядка. А в основном — шелупень придорожная. Но мы рады были верить, а многие по инерции все еще верят и сейчас, что в стране стабильность, а вовсе не гниющее болото с редкими твердыми кочками.

Признаюсь, убеждал в этом до взрывов в Волгограде себя и я. Так просто спокойнее как-то. Это типа стены высокой, позволяющей не реагировать на внешние раздражители: отгородился ею — и все классно. Это такое хитрое равнодушие, которое поразило не только меня, но и стало всеобщим — соглашусь тут охотно с социологом и умнейшим мужиком Сатаровым. Он считает, что это самое всеобщее равнодушие — «важный феномен нынешнего состояния нашего общества. Общество реагирует, как глаз лягушки или ухо кошки, только на неожиданные изменения».

Страницы: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.