Среда | 23 Август 2017

Сломили свободой

25 Дек 2013 | Рубрика: Хочу сказать

Вот это и случилось. Нет, не Олимпиада — до нее еще относительно долго. Ходорковского выпустили на свободу. О чем же еще говорить, подводя итог событиям минувшей недели? Все мировые СМИ гудят именно об этом, поминутно отслеживают новый за последние десять лет для Михаила Борисовича быт. Он же — пьянящий воздух свободы.

Нет никакого сомнения, что экс-олигарх к ней стремился. На свободе в любом случае лучше, каким бы популярным ты ни был в статусе «политзаключенного». В какой-то момент и это ведь тоже надоедает: все взрослеют, начиная думать не только о мнимой славе. Впрочем, популярная сейчас в отношении Ходорковского приставка «бывший» здесь, наверное, не очень уместна.

Его состояние сейчас оценивается в жалкие сто миллионов долларов. Не то, что раньше, но жить, в общем-то, можно. Хотя сам магнат и заявил на пресс-конференции в Берлине, что не представляет досконально своего нынешнего финансового состояния. Лукавство присуще богатым и знаменитым. Без него им нельзя. Прошение об амнистии он тоже говорил, что не подаст.

До последнего момента настаивал, что на попятную не пойдет — не обратится к Путину с подобным вопросом. Но ничего — обратился. Не важно, «под каким соусом»: беспокоясь за больную мать или еще чем руководствуясь. Главное, что подал. Не могу его осуждать, как некоторые, вроде бы за проявленную мягкотелость, потому что не знаю, как сам бы себя повел на его месте после десяти лет заточения. Даже если колония, пардон, была не самая плохая, она все равно остается колонией — с режимом, высоким забором, баландой и своеобразным контингентом. Когда ты здесь киснешь, пусть и под пристальным вниманием мировых СМИ, а семья, банальная свобода и все самое интересное там — по другую сторону колючей проволоки.

В такой ситуации, думаю, и остававшиеся Ходорковскому девять месяцев отсидки казались невыносимо долгими. Жаль было и их тратить на опостылевшую «борьбу с режимом»: в один прекрасный момент, кажется, и он понял, что обух плетью не перешибешь. Не в том смысле, что нужно успокоиться и лапки сложить, а в том, что критиковать на свободе куда приятнее.

Трудно говорить за Ходорковского, но не исключено, что все совпало просто: упадническое настроение Михаила Борисовича, не случайно объявленная властями в преддверии Олимпиады в Сочи беспрецедентная амнистия и увенчавшиеся успехом дипломатические усилия бывшего министра иностранных дел Германии Ганс-Дитриха Геншера. А его роль огромна.

Это он убедил Ходорковского написать на имя ВВП то, что тот в итоге и написал (что именно — никто не знает: там «много личного»). Это он целых два раза в течение месяца смог попасть на прием к российскому Президенту, хлопоча за несгибаемого олигарха. Это он сделал М.Б. иностранный паспорт и шенгенскую визу сроком на год, пока тот отбывал последние дни на зоне.

В Германии Ходорковский сразу же и оказался — прилетел туда на частном, специально присланном за ним самолете чуть ли ни из карельской колонии, где и сделал ряд громких заявлений — совсем не тех, которых от него ждали все эти годы разного рода оппозиционеры и либералы. Михаил Борисович четко и ясно дал понять, что с политикой себя связывать не будет.

Президентских амбиций у него более нет. В Россию — как минимум, до соответствующего решения Верховного Суда — он возвращаться не собирается. На искусно отнятое имущество своей нефтяной компании «ЮКОС» он претендовать не будет. Даже если бы и захотел он что-то назад взять у «Роснефти», которой отошел принадлежавший Ходорковскому «Юганскнефтегаз», то не смог.

Страницы: 1 2

Комментарии закрыты.