Вторник | 17 Октябрь 2017

Октябрьский переполох

16 Окт 2013 | Рубрика: Общество

10 октября без предварительного предупреждения книжный фонд и мебель краеведческой библиотеки были вывезены из помещения по проспекту Ленина, 20.

Коллектив библиотеки во главе с заведующей Любовью Руденок надеялся проработать на прежнем месте хотя бы до конца этого месяца, так как на 30 октября назначен аукцион по продаже их помещения. В соответствии с нормами Трудового кодекса об изменениях условий труда (а место работы является существенным условием) работника нужно предупреждать заранее, и здесь отдел культуры сильно промахнулся. Очень уж боялись в Доме Советов, что оборона, в которую ушли библиотекари, может им помешать выполнить команду «фас». Что, если они будут знать дату грядущего «рейдерского захвата», то смогут сообщить неравнодушным клинчанам, а также их единомышленникам в Брянске (последним документом здесь является письмо заместителя губернатора Анатолия Теребунова, в котором тот просит клинцовский горсовет отменить свое решение о приватизации).

Единственное (так сказать, «предупредительный выстрел») на что решились «слуги народа», так это на провокацию, описанную в газете «Труд» от 8 октября в статье «Под чужим именем». Не стоит пересказывать тот неблаговидный демарш, субъектом которого стала несчастная уборщица, работавшая с согласия отдела культуры. Вся же статья носила намерение подавить и сломать упорство защищающего свои права и права читателей коллектива. Автор статьи «Под чужим именем» для себя даже посчитала приемлемым учить «мятежников»: «Хотелось бы еще раз напомнить сотрудникам краеведческой библиотеки о том, что глава города, согласно уставу, котролирую (именно так, с опечаткой, наверное, торопились сдать статью в номер) исполнение городской администрацией в полном объеме решений, принятых на сессии городского Совета народных депутатов». Это предложение, очевидно, нужно трактовать так: глава действует не для собственной выгоды, а как ревностный послушник.

Утром 10 октября в двери библиотеки начали стучать. Вообще она открывается для читателей в 10.00, но работники приходят к 9.00. Недалеко от входа в здание стояли два автобуса с сотрудниками из других библиотек (причем все библиотеки в этот день были закрыты), а также другими малодушными деятелями городской культуры из музыкальной и художественной школ. Стоит опять вспомнить Трудовой кодекс, согласно которому работы вне профессии от человека требовать нельзя, не говоря уже об участии в травле.

Заведующая краеведческой библиотекой попросила у руководителя и помощника отдела культуры документ, служащий основанием для столь экстренных мер. Но у них в руках кроме трех мотков шпагата для связывания книг ничего не оказалось. Людмила Лубская вернулась в Дом Советов, откуда почти через час пришла с распоряжением главы администрации, причем на руки этот документ библиотекари не получили. Рядом с «главным человеком культуры» стояла новый директор Централизованной библиотечной системы города Клинцы Татьяна Поленок (находившаяся на должности директора Елена Махоткина накануне по собственному желанию покинула этот пост). По команде книги начали снимать со стеллажей и бросать в автобус. От участвующих в «захвате» главное, что требовалось, — действовать быстро (им хочется напомнить, что в 1937 году больше других пострадали активисты раскулачивания). Сотрудники краеведческой библиотеки, готовившиеся к запланированному мероприятию – презентации поэтического сборника Владимира Селезнева, только разводили руками, когда их книги, как кирпичи, выбрасывались из вожделенного будущего банковского офиса, ювелирного магазина или аптеки. Несправедливо досталось «на орехи» от руководителей городской культуры журналисту Клинцовского радио Марине Мелещенко, оперативно явившейся сделать репортаж о «захвате».

Привезенные в ЦКД «Современник» книги беспорядочно сваливались в отремонтированные помещения (к скромным метрам бывшей профсоюзной библиотеки, двум туалетам общего пользования и раздевалке «снисходительно» добавили еще чуланчик у входа, за билетной кассой). С задачей команда «деятелей культуры» справилась, перевезти «собратьев» смогли за один день.

11 октября в Клинцы приехала комиссия из областного департамента культуры, увы, имевшая дело с уже свершившимся фактом. Как альтернативный вариант обсуждался переезд в отремонтированную детскую библиотеку (никто не хотел потеснить детей). В этот же день все сотрудники краеведческой библиотеки написали заявления об уходе по собственному желанию. Раскола здесь, как раньше в художественной школе, не произошло. Каждый из библиотекарей понимал, что сразу по переезду в ЦКД произойдет дележка рабочих мест, и из них всех останется только половина. Поступили мужественно и правильно, положенные две недели они будут ходить на свое новое рабочее место, после чего, соблюдая формальности, могут считать себя совершенно свободными.

«Всем хорошим во мне я обязан книгам», — говорил Максим Горький. Как жизненную трагедию люди, положившие жизнь на проповедь идеалов культуры, случившееся не воспринимают. На борьбу за собственность библиотекари смотрят со стоическим смирением, присущим только мудрым.
____________
Олег ВЕЧОРКО

Комментарии закрыты.