Пятница | 17 Ноябрь 2017

Ату его из горсовета, ату!

07 Сен 2017 | Рубрика: Тема недели

Опытного, имеющего свое мнение парламентского корреспондента «ВлД» Егора Быкова в одночасье лишили
аккредитации при Клинцовском горсовете. Под надуманным предлогом — за якобы допускавшуюся им систематически «неправильную» манеру прослушивания гимна страны, а еще неуважение к народным избранникам. Но об этом долгое время догадывались лишь отдельные «отцы города».

По совокупности прегрешений

Много лет «Ваше личное Дело» честно и ответственно, простите за скромность, порой даже скрупулезно, но
всегда руководствуясь принципом объективности, освещало ход очередных и внеочередных сессий Клинцовского городского Совета народных депутатов. И когда тот еще что-то собой представлял — прежде всего, в силу звучавших в зале заседаний полярных суждений и хоть иногда, но разворачивавшихся там жарких споров. И потом, когда в нем начали постепенно, вслед за остальной, конечно, страной происходить нехорошие изменения, приведшие в итоге к закреплению за муниципальным парламентом дикого неформального статуса «не места для дискуссий». И буквально еще недавно мы тоже передавали последние новости из стен горсовета.

Потому что это, как ни странно, наш профессиональный долг. Долг независимого, что тоже весьма странно по нынешним временам, СМИ: не перепечатывать «дистиллированные» и традиционно очень «правильные» пресс-сводки, попутно, часто совсем не к месту, восхищаясь чиновниками и депутатами, а снабжать своих читателей взвешенной информацией извне.
Но вот неожиданно все закончилось. И для нас, в редакции, и для вас, получается, дорогие читатели, тоже. Глава Клинцовского горсовета, он же глава города Клинцы Олег Шкуратов вдруг решил, что наш по большому счету бессменный парламентский корреспондент Егор Быков депутатскому корпусу, что называется, больше не подходит. И в предпоследний день августа распорядился в адрес аппарата горсовета лишить журналиста «ВлД» аккредитации. Насколько мы поняли, по совокупности длительное время якобы совершавшихся нашим коллегой непростительных промахов и ошибок — тщательно фиксировавшихся и постепенно доводивших терпение городского головы до предела. Возможно, даже с чьей-то, например, старшего товарища, подсказки.

Но если серьезно, то, как сообщается в приложении к поступившему в редакцию «ВлД» официальному извещению за подписью руководителя аппарата Клинцовского горсовета, замглавы города Андрея Тофилюка, Егору Быкову поставили в вину ни много ни мало совершение фактически уголовных преступлений, регулируемых, между прочим, федеральным законодательством, — наотмашь, полагаем, и не особо задумываясь. И, как ожидалось, без всяких на то доказательств.
Здесь и «систематическое нарушение правил поведения во время исполнения гимна Российской Федерации на заседаниях городского Совета», и — довеском уже, видно, — «неуважительное отношение к председательствующему, президиуму, депутатам городского Совета и депутатам Брянской областной Думы», почти ко всем «отцам города», бывшим и нынешним. И, наверное, что-то еще, типа проведения тайных кровавых месс, но об этом, кажется, сочли необязательным нас известить — поберегли нервы и здоровье. За что мы тоже, несомненно, благодарны.

А чтобы в редакции, видимо, сильно не расстраивались, главному редактору «ВлД» дополнительно предложили «в установленном порядке представить документы для аккредитации другого журналиста». Но о том, как так вообще вышло, когда честно выполнявшему свою работу журналисту в одночасье сказали: «Ату!», и почему вдруг глава города Клинцы голословно предъявил Егору Быкову целый набор весьма серьезных обвинений, попадающих не иначе как под действие статьи 9 Федерального конституционного закона «О Государственном гимне Российской Федерации» (надругательство над гимном), мы не могли не расспросить его лично. А когда расспросили с пристрастием, то еще больше удивились произошедшему — иначе как недоразумению и не скажешь.

Расстегнутый пиджак — не ширинка!

— Егор, на внеочередную сессию Клинцовского городского Совета народных депутатов, прошедшую в прошлый вторник, 29 августа, ты уходил еще в статусе парламентского корреспондента «ВлД». Но вернулся фактически без него. Что там случилось, почему ты резко стал в муниципальном парламенте персоной нон грата?
— Сессия была самой обычной. Ничего примечательного — только время потерял: рассматривались четыре вопроса, в целом ничего интересного, каждый по отдельности из них тоже. Для широкой общественности, как минимум: устранялись ошибки в документах, передавались в федеральную собственность газопроводы, уточнялись планы приватизации.
Кто не знает, перед каждой сессией горсовета и после звучат два гимна — России и наш, городской, «Песня о Клинцах». Как и полагается, по окончании сессии я стоя прослушал оба. И когда все, включая меня, уже стали собираться, а некоторые двинулись к выходу, тут неожиданно попросил слово бывший глава города, а теперь депутат Брянской областной Думы от «Единой России» Виталий Беляй. Попросил всех остаться. Прямо как в известном советском фильме: «А вас попрошу остаться!»
Я никуда не спешил и вместе с остальными тоже присел на свое место. Оказалось, что не зря: весь последующий спектакль предназначался именно мне. Но не для меня.
— С этого места подробнее…
— Без лишних вступлений Беляй стал отчитывать меня, как школьника, при всех и показательно: дескать, журналист «ВлД» систематически ведет себя неподобающим образом — убирает руки за спину и стоит с расстегнутым пиджаком во время исполнения гимна Российской Федерации и так далее. При этом депутаты горсовета, включая сидевшего в президиуме его председателя и главу города Олега Шкуратова, который позже лишил меня аккредитации, находившийся там же мэр Клинцов Сергей Евтеев сидели тихо и внимательно слушали. Я сидел и тоже слушал…
— Почему?
— Потому что ни разу не выказал на сессиях Клинцовского горсовета неуважительного отношения ни к гимну России, ни к городскому гимну, ни ко всему депутатскому корпусу вообще, ни к отдельным народным избранникам в частности. Не потому что не хотелось или не моглось, а потому что воспитан так. Да и зачем?
Да, когда начинает звучать гимн, я наравне со всеми встаю и слушаю его. Российский гимн, гимн города Клинцы — не пустые для меня совсем звуки и слова, к тому же я часто бываю на спортивных соревнованиях, освещаю их. Во время звучания гимна я завожу руки за спину, держу их там, пока звучит музыка. Так лично мне удобнее. Не вижу в этом какой-то проблемы или чего-то плохого. А пиджак я вовсе не расстегиваю — не мой, знаете ли, стиль. Да и не ширинка это, в конце концов.
Каждый гражданин, житель города, будь он депутат, дворник или журналист, согласитесь, в любом случае слушает исполнение гимна совершенно по-разному. Кто-то по струнке вытягивается и дышит через раз, другой руки в карманах держит, третий переминается с ноги на ногу. Но все, как говорится, в рамках приличий: главное, чтобы это не выглядело со стороны неуважительно к гимну как государственному символу.

В разъяснениях к федеральному законодательству о гимне России, к слову, так и сказано: «Гражданские лица не обязаны принимать какую-то определенную стойку. Более того, обращенные к гражданским лицам требования встать смирно при исполнении гимна, встречающиеся иногда на организованных мероприятиях, в частности, в школах и других детских заведениях, являются неэтичными и необоснованными. Гражданские лица при официальном исполнении гимна могут принять любую удобную стойку, возможны определенные движения, не мешающие окружающим выслушать гимн. Уместным и достойным является отдание гражданской чести исполняемому гимну, когда присутствующие при исполнении гимна гражданские лица возлагают правую руку на сердце. Однако отдание гражданской чести является актом свободного выбора гражданина, к которому никто не может быть принуждаем. При официальном исполнении гимна следует соблюдать тишину и сократить передвижения и перемещения до предельно возможного минимума».
И еще: «Неэтично разговаривать во время исполнения гимна, активно шевелиться, не имея к тому действительной необходимости, оборачиваться, отвлекаться посторонними обязанностями или присутствовать при исполнении гимна с наушниками в ушах (за исключением тех лиц, которые исполняют служебные технические обязанности с наушниками или носят наушники или подобные им предметы по состоянию здоровья)». Ничего подобного, ответственно заявляю, я со своей стороны не допускал!
— Егор, а я вот подумал: может, тебе стоило руки не за спиной держать, а, скажем, оставлять их в «замке» впереди себя? А то примелькался ты, есть ощущение, в одной и той же позе…
— Думаешь, помогло бы, Александр?
— Вряд ли. Дело, безусловно, не в твоих руках, а также где и как ты их держал. Просто ты, будучи независимым журналистом, со своим мнением и позицией, поддерживаемый изданием, у которого также есть свой взгляд на многие вещи вокруг, стал раздражать и Беляя, и, думаю, с его подачи всех остальных, кто хоть какую-то роль играть в Клинцовском горсовете. Более чем, я уверен, что не нравились им твои репортажи с сессий — это же не выхолощенные, полные хвалебных изысков и признаний дикой работоспособности депутатов, в то же время безликие тексты официальных пресс-сводок. Не нравились им твои «самостоятельные» тексты.
Иначе говоря, стал бы ты руки перед собой держать во время гимна, то заявили бы тебе, чего доброго, что причинное место прикрываешь. А это, как ты сам понимаешь, уже был бы не просто моветон!
— Наверное, так. Когда я в прошлом году среди прочих представительных лиц обратился и к Беляю за комментарием, он сразу стал жаловаться, что «ВлД», мол, ничего хорошего о нем не пишет. И отказал в комментарии. Он был единственным из всех, кто тогда отказал.
Будто мы обязаны только и делать, что хвалить его: он публичная персона, действия или бездеятельность (такое, согласись, тоже возможно) которого должны постоянно находиться под пристальным вниманием общественности. Но он понимает свое положение, видимо, именно так — превратно: во всем безгрешен, непорочен и идеален, а значит, так и нужно о нем писать.
— При этом лично мне непонятно, почему именно Беляй на тебя взъелся — давай уже называть вещи своими именами. Он приглашенный депутат со стороны Облдумы и не должен делать подобные, как в твоем случае, заявления.

Пригласили в президиум — сиди тихо, смотри и делай выводы, как «младшие парламентские братья» работают. Спросят мнения или совета — выскажись, наставь на путь истинный. Но тут, я так понимаю, все было в рамках некоей личной инициативы, которую не могли не поддержать остальные.
— Я тоже в недоумении некотором до сих пор пребываю: депутат Брянской Облдумы прижал к ногтю независимых, согласно закону, муниципальных клинцовских депутатов, словно и не имеют они никакого политического веса, заставил их безвольно поддержать его. Показательно и то, что Беляя живо поддержал глава города Олег Шкуратов. Впрочем, не зря же о нем в городе говорят, что он его «ставленник».
Вместе они, Шкуратов и Беляй, когда первый акт публичной порки закончился, обратились ко мне: не хотите ли вы что-нибудь сказать в свое оправдание?
— Именно так, «в оправдание», как на заседании высшего инквизиционного совета?
— Да, будто я уже столько натворил, что список моих прегрешений, если что и могло нивелировать, то только чистосердечное глубочайшее раскаяние…
Секунду подумав, я обратился к обоим по имени-отчеству и сдержанно поблагодарил их за внимание к своей скромной персоне. Больше не стал ничего говорить.
— Представляю, как в этот момент вытянулись их лица…
— Не без того, мне показалось.
— Но они тебе все это — руки за спиной, расстегнутый якобы пиджак — в систематическую вину поставили?
— Да, сказали, что давно за мной наблюдают. А когда они поняли, что раскаяния от меня не добиться, Шкуратов и еще один депутат, кажется, Дзюбин, перебивая друг друга — в какой-то момент их даже трудно было вместе понять, поинтересовались, почему… я разговариваю с представителями президиума сидя.
— Я поверить не могу! То есть все время, о котором ты сейчас рассказывал мне, ты сидел и не вставал перед уважаемым президиумом? Ты меня шокировал!
— Сам в шоке. Поэтому вежливо ответил буквально следующее: простите, но не вижу смысла разговаривать с президиумом стоя — мы с вами на равных общаемся. Вы законодательная власть, а я представитель четвертой власти, журналист независимого СМИ.
После этих моих слов в зале, кажется, на пару секунд воцарилась гробовая тишина — от полного непонимания сказанного: по-моему, я услышал, как где-то под потолком пролетела горсоветовская муха.
Затем все вернулось на круги своя. Но поняв, что ничего больше от меня не добиться, меня «отпустили».
— И все остальные, присутствовавшие в зале, продолжали послушно играть роли «статистов»?
— Да, они по-прежнему не вмешивались и тихо слушали. Что тоже о многом говорит. Есть подозрение, что Беляй все еще является настоящим «хозяином города», хоть теперь уже и негласным.

Александр ЧЕРНОВ

Фото: корреспондент «ВлД» Егор Быков; в президиуме. В.В. Беляй (слева)

ОТ РЕДАКЦИИ

Когда-то, давным-давно, не так давно, конечно, когда на Земле еще динозавры жили, но все же, многоуважаемый Виталий Беляй числился в рядах оппозиции — был активным членом партии «Справедливая Россия». Он живо дискутировал и не соглашался тогда с властью исполнительной, которую представлял ныне сидящий в Клинцовской исправительной колонии, всего-то в нескольких километрах от горсовета, экс-губернатор Николай Денин. При этом Беляй, по крайней мере, на словах ратовал за наличие разных мнений, понимая, наверное, что всеобщий «одобрямс», особенно когда ты сам пока не на ведущих ролях, ни к чему хорошему не приведет.
Но впоследствии Беляй сам стал властью. И вот тут, надо отдать ему должное, началось. Со свободой слова, уважением к деятельности независимых СМИ в Клинцах стало как-то совсем нехорошо. Нет, мы ни в коем случае не хотим сказать, что это его влияние. Однако совпадение больно уж странное.
Между тем с приходом Беляя во власть, как многие про себя отметили, в клинцовском Белом доме восторжествовали несколько фривольные порядки и настроения. В многочисленных кабинетах появилось множество молоденьких и, без сомнения, перспективных специалисток — вчерашних чуть ли не школьниц. Они носили вполне современные и очень молодежно-свободные наряды, иногда можно было наблюдать не просто короткие, но почти невидимые юбки, из-под которых весело выбивались чулки на подвязках. При этом общий уровень качества работы муниципальных служащих Белого дома, по заверениям понимающих наблюдателей, не вырос, а скорее, даже наоборот. И только, кажется, чей-то весомый окрик — возможно, заезжего столичного гостя, переломил позже ситуацию, вернув ее постепенно в прежнее русло.
Хотя общее сознание на предмет, что хорошо, а что плохо, восстановить, есть ощущение, все равно не удалось. Что даже заставило экс-коллегу Виталия Беляя по Брянской Облдуме Николая Зародыша, ныне тоже пребывающего в местах не столь отдаленных, месяца за три до приговора потерять на сессии Клинцовского горсовета всякое самообладание и поставить на вид большинству его депутатов. Как раз по тому же поводу: возмутило Зародыша, как местные избранники ведут себя — совершенно неподобающе — во время исполнения государственного гимна. Теперь и Беляй туда же. Ни на что не намекаем, но приметы — дело серьезное…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.